25 октября, 2021

Дом на Солганной улице

В исследовании Хроноскопа в марте этого года мы рассказывали, как старинный документ 1902 года открыл нам имя клинцовского мастера модерна начала 20 века Устина Васильевича Воронкова. Сегодня мы хотели бы продолжить наше исследование и пролить свет на историческое название части улицы Гагарина, а также рассказать о судьбах детей Устина Васильевича, которые родились в построенном им доме по улице Солганной.

Вкратце напомним о документе.

Документ называется «Дарственная запись — Выпись из крепостной книги стародубского нотариального архива» и датирован 1902 годом.

Опись стр.1. Документ из архива Воронкова М.П.

В этом документе говорится о том, что бездетная клинцовская мещанка Матрена Ивановна Селезнева, в присутствии клинцовского нотариуса А.А. Кондратьева и трех уважаемых жителей посада Клинцы, завещает свою усадебную землю с ветхим домом, чуланом и погребом по улице Солганной в равных долях двум своим племянникам – клинцовскому мещанину Устину Васильевичу и унтер-офицеру Алексею Васильевичу Воронковым. После смерти тетки все обязательства братья выполнили, и земля с ветхим домиком перешла в собственность братьев Воронковых. Братья кинули жребий и разделил участок пополам. Устину выпала часть земли на улицу, а Алексей получил участок земли на заднем дворе, к которому вела узкая дорожка. Каждый из них построил небольшой дом.

Дед Устин на похоронах тетки. Фото из архива З.В.Козловой

В архиве Зои Викторовны Козловой (внучки У.В.Воронкова) мы нашли фотографию Устина Васильевича. На фотографии запечатлены похороны упомянутой в завещании тетки Матрены Селезневой, на которой рядом с гробом стоит Устин Васильевич — молодой бородатый мужчина 35-40 лет, а рядом с ним его жена Евдокия Федоровна. Предположительно, фото сделано в период с 1902 по 1908 год.

Топоним «Солганная улица»

В документе четко указано название улицы — Солганная. Откуда оно взялось?Дом, который построил У.В.Воронков сейчас расположен по адресу Клинцы, ул.Гагарина, 106, на пересечении улиц Гагарина и Дзержинского.

Ул. Гагарина в начале ХХ столетия носила название Красная, о чем свидетельствует схема, приведенная в книге Р.И. Перекрестова (стр. 311), но так она называлась не на всем протяжении современной улицы Гагарина, а предположительно на промежутке от улицы им.Богунского полка до улицы Свердлова.

Схема клинцовских улиц из книги Р.И. Перекрестова «Клинцовский летописец»

Большинство улиц посада Клинцы в начале ХХ века не имели сквозных названий и часто присутствовало поквартальное наименование улиц, длиной в несколько кварталов. Скорее всего, так и произошло в нашем случае.

Улица Солганная, вероятно, начиналась от пересечения с улицей Свердлова (Евлановка) и физически заканчивалась возле известной в городе криницы (пересечение современных улицы Гагарина и 1-го переулка Орджоникидзе). Что важно, по воспоминаниям людей, живших в этом районе, до начала 1970-х годов криницу называли Солганова криница!

Улица Солганная в Клинцах

Откуда пошло такое название улицы?В «Энциклопедическом словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона» мы находим вот такое определение термина Салганы (в сокращении):

«Салганы — особый вид салопромышленности, распространенный в Южной и Юго-Вост. России и в Зап. Сибири, где богатство пастбищ позволяет еще вести большое скотоводство и нагуливать убойных животных с крайне малыми затратами. С другой стороны, неудобство путей сообщения и отдаленность железнодорожной сети лишают скотопромышленников возможности доставлять скот живым на столичные и заграничные рынки, вынуждая их производить забойку на местах выкорма и уже в виде продуктов сбывать на европейские рынки.

Таким образом, салганы – это, фактически, скотобойня. Скотобойни часто размещались на окраинах городов из-за специфики работы (неприятный запах, отходы и т.п.), а Солганова улица в 18-19 веках и находилась на окраине, и на ней, возможно, была скотобойня или здесь проживали люди, которые занимались этим ремеслом. Со временем скотобойни закрылись, а название улицы осталось.

Даже в 1950-60 гг. улица действительно была окраинная, тупиковая, упиралась в глухой забор за криницей. Прямо по середине улицы шли электрические деревянные опоры для электричества, вдоль домов по нечетной стороне были прорыты канавы для отвода воды от растаявшего снега и в которые периодически падали местные пьяницы.

Нумерация дома тоже претерпела определенные изменения. После того, как вся улица (включая улицу Солганную) получила название Красная, адрес дома стал — ул.Красная, дом 124, а затем, уже в начале 1960-х годов, после полета в космос Юрия Алексеевича, улица получила имя Гагарина и номер дома стал 106.

Михаил Петрович Воронков рядом с домом. Фото из архива Воронкова М.П.

Устин и его дети

Однако, вернемся к Устину Васильевичу и его семье. На доставшимся ему участке земли по улице Солганной Устин построил дом, который стоит на этом месте до сих пор. Устин был хорошим строителем, плотником, краснодеревщиком. Во дворе дома были устроены мастерские, в которых находились токарные и сверлильные станки, верстак и множество инструментов для работы с деревом. Также Устин зарабатывал на жизнь тем, что делал замечательные сундуки и шкафы.

У Устина и Евдокии родилось 13 детей, но многие умерли во младенчестве и взрослыми выросли пять детей – Михаил, Иван, Федор, Петр и Полина.

Хроноскоп уже рассказывал о старшем сыне — Михаиле Устиновиче Воронкове – в статье «Семеро из Клинцов» и в статье о создании памятника, посвященного 25-летию Съезда РСДРП в парке им.Воровского. О втором брате – Иване Устиновиче, кадровом военном, который был награжден в Кремле орденом Красной звезды в 1944 году, мы расскажем позже.

Сегодня расскажем о самом младшем сыне Устина – Петре Устиновиче и его семье, о его жизни во время оккупации Клинцов немцами и после войны, и о том, что в самые сложные и суровые годы в жизни страны, молодые люди влюбляются, женятся и живут душа в душу до конца жизни.

В доме по улице Солганной прожили жизнь Устин Васильевич со своей женой Евдокией Федоровной, а затем дом по наследству перешел к младшему сыну Петру.

Петр Устинович Воронков родился 15 июля 1915 года, окончил 7-летнюю школу, затем была подготовка к работе на заводе — рабфак, затем работа на заводе им.Калинина в составе молодежной бригады, служба в армии 1937-38 гг., затем опять работа на заводе в качестве токаря инструментального цеха.

Петр Воронков артиллерист- радист. Фото из архива Воронкова М.П.

Несмотря на войну и оккупацию Клинцов немцами в 1941-1943гг., молодые девушки и юноши Клинцов знакомились, встречались и влюблялись. Встречи молодежи обычно проходили дома у кого-нибудь из кампании, которая могла достигать 10 человек. По вечерам собирались вместе, общались, крутили на патефоне пластинки, слушали музыку. В доме по ул.Кронштадской (4-й дом от перекрестка с улицей Гагарина) 27-летний Петр познакомился с молодой 17-летней красавицей Александрой Аксеновой. Александра, или как все ее называли Шура, работала поваром в столовой, и Петр подарил ей самодельный нож с красивой ручкой, сделанный из ножовки по металлу. Количество почищенной картошки было так велико, что за несколько месяцев лезвие ножа практически полностью истерлось.

Петр и Александра Воронковы. Фото из архива Воронкова М.П.

В начале войны мать Александры – Аксенова Прасковья Семеновна вместе с дочкой Александрой в июле 1941 года пыталась самостоятельно эвакуироваться из Клинцов. Но достоверной информации куда надо ехать не было, они поехали в сторону Белоруссии, доехали до города Кричева, а впереди была линия фронта. Пришлось возвращаться в Клинцы, которые вскоре захватили немцы. После освобождения Клинцов в 1943 году Прасковья Семеновна пошла работать санитаркой в один из двух расположенных в Клинцах госпиталей. Но госпиталь оказался санитарным батальоном составе армии и после освобождения города он стал перемещаться вслед за Красной армией на запад, и Прасковья Семеновна дошла вместе с ним до Германии, где находилась аж до 1950 года. Она работала поваром в офицерской столовой, готовила для высшего командного состава, и наши офицеры считали ее обеды очень вкусными. Руководя солдатами, которые кололи дрова и топили печи для кухни, она выработала такой командный голос, что отучила своего домашнего кота мяукать. Когда кот хотел есть, он молча разевал пасть и хвостом бил по ногам, но молчал, как велела хозяйка.

В Германии Прасковья Семеновна  познакомилась со своим вторым мужем –  Кузнецовым Иваном Дмитриевичем, с которым и вернулась в Клинцы.

Прасковья Семеновна и Иван Дмитриевич в Германии 10.04.1946

В то время по городу ходили слухи, что немцы угоняют на работы в Германию молодых неженатых клинчан, а семейных не трогали. Поэтому Петр и Шура не стали тянуть и обвенчались церковным старообрядческим обрядом в 1942 году. Принадлежность к старообрядчеству невесты даже во время войны была важна –  бабушка Шуры сказала про выбор жениха – «хоть за курицу, да на свою улицу». Родственники были довольны, что Петр и Шура из семьи старообрядцев. Достать свадебные кольца во время войны было сложно и Петр их сделал сам, раскатав обычные монеты. Из одной монеты получалось до трех колец.

Кольца работы Петра Устиновича Воронкова

Несмотря на обстоятельства скорого замужества, любовь и уважение друг к другу Петра и Александры были сильными, взаимными и они пронесли эту чувство через всю жизнь.

После освобождения Клинцов они повторно зарегистрировали брак уже в светском ЗАГСе в 1946 году.

Венчание Петра и Александры в Клинцах. 1942 год. Фото из архива Воронкова М.П.

Во время войны ситуация в Клинцах была сложная. Улица им.Крупской (до войны – Милицейская, а до революции – Гусаровка) подверглась бомбардировке. Самолет летел от улицы Гагарина в сторону проспекта Ленина и бомбил правую сторону улицы Крупской. На противоположной стороне улицы жили две сестры, одна из них во время бомбежки от стресса сошла с ума, и все соседи звали ее «разбомбленная».

В задней части огорода дома по улице Красной (бывшей Солганной) вдоль забора был выкопан окоп размером 2 на 1 метр, глубиной 1,5 метра, где семья пряталась во время бомбежки. Время было голодное — во время войны ели крапиву, траву «снытку», варили картофельные очистки. Уже после войны город выделил в районе аэродрома 10 соток земли, где сажали картошку или зерновые, кормили этим поросенка.

Петр и Александра Воронковы

Во время войны самый главный дефицит – соль. Петру и Шуре удалось раздобыть какое-то количество соли, часть ее поместили в большую бутыль и спрятали ее — закопали в огороде. И забыли о ней. Через 75 лет (!) внук Петра копая огород нашел эту бутыль с окаменевшей солью в земле. 

Для того, чтобы прокормить семью Петр делал деревянные самопрялки, детские деревянные стульчики и кроватки.

Детский стульчик работы Петра Устиновича Воронкова. Фото из архива Воронкова М.П.

Немцы угнали на работы в Германию жену и маленькую дочь Федора, старшего брата Петра. Мать Петра и Федора – Евдокия Федоровна — очень переживала за судьбу своего сына и его семьи, плакала каждый день и умерла в сентябре 1943 года практически сразу после освобождения Клинцов Красной армией. Ее сын Федор с семьей вернется в Клинцы после войны в 1946 году.

Федор Устинович Воронков
Евдокия с дочерью Полиной. 1940 год

После освобождения города Петр участвовал в восстановлении завода им.Калинина, а Шура занималась хозяйством и детьми.

Восстановление завода

Мрачная картина встала перед теми, кто вступил в Клинцы, освобожденные от немецко-фашистских захват­чиков. Вместо многих жилых домов лежали груды бито­го кирпича и пепелища. Там, где стояли фабрики и за­воды, были развалины.

Немцы почти полностью уничтожили механический завод имени М. И. Калинина. От произ­водственных зданий остались лишь коробки. Сердце за­вода — литейный цех был сожжен. К счастью, остались небольшие тигельные печи для плавки цветных метал­лов и старый двухтонный мостовой кран. Механический цех оказался полностью разрушенным. Были сожжены модельный цех, контора, клуб, столовая, медпункт, склад моделей и другие вспомогательные постройки.

Уже назавтра после освобождения города, все, кто мог, пришли на свой родной завод. Началась работа по его восстановлению. Гасили еще горящий кокс, расчи­щали завалы. В уцелевшем небольшом помещении, устроили модельную мастерскую, в кро­шечном здании (впоследствии новый литейный)—маленький ме­ханический цех: из двух полусгоревших токарно-винторезных станков Ижевского завода удалось собрать один, здесь же установили поперечно-строгальный и сверлильный.

Но как привести в движение эти собранные станки? ТЭЦ была разрушена и не давала электроэнергии, от­сутствовали электродвигатели. Рабочие решили послать письмо в одну из воинских частей ближайшего фронта с просьбой прислать на завод трактор, чтобы использо­вать его как двигатель. Воины пошли навстречу коллек­тиву завода и выделили трактор. Стало возможным пустить в ход вагранку и получать литье, чтобы затем изготавливать запасные части для фронтовой техники, восстанавливающего в городе хозяйства, в частности, для текстильных фабрик. И вот в сожженном литейном цехе, без крыши и окон, начали отливать и формовать детали.

Восстановление завода шло при постоянной нехватке рабочих рук, отсутствии строительных материалов и электроэнергии. Но энтузиазм людей преодолел все трудности, и менее чем за полтора месяца все первоочередные восстановительные работы по литейному, кузнечному, механическому цехам и паросиловом хозяйству были выполнены.

В 50-х годах в текстильном техникуме была организована группа для вечернего обучения машиностроительного направления. И два брата – Петр в возрасте 40 лет и Федор в возрасте 45 лет — пошли учиться в техникум. Выглядело это примерно так. Проснулся утром, пошел на завод, отстоял 8 часов у токарного станка строго выполняя план по количеству и качеству, затем вечером в техникуме отучился 5 уроков. И это не считаю такого пустяка, как жена и двое маленьких детей и при отсутствии в городе яслей и детских садов. Да и учиться в сорокалетнем возрасте совсем непросто. В 1958 году Петр закончил техникум и перешел работать Завод поршневых колец, которую в ту пору в народе называли «Митькин гвоздь». После выхода на пенсию и до самой смерти он работал на Заводе телефонной аппаратуры.

Петр Устинович у станка на заводе. Фото из архива Воронкова М.П.

У Петра и Александры родились двое сыновей – Михаил и Юрий.

Михаил Петрович Воронков родился во время войны, в 1944 году. Сначала работал в лаборатории на заводе телефонной аппаратуры, а затем в 1974 году перешел на автокрановый завод им.Щорса, где работал начальником штаба гражданской обороны и начальником отдела технического контроля. Одновременно, в 1978-1983 гг. работал председателем дачного общества «Луч» на клинцовских дачах около Мизирич. Под его руководством в чистом поле была создана дачная инфраструктура (электричество, насосная станция и система водопровода для полива, дороги, два мостовых перехода и т.д.), которая работает до сих пор.

Михаил Петрович Воронков в юности. Фото из архива Воронкова М.П.

Юрий Петрович Воронков родился в 1949 году, работал в клинцовском музыкальном училище по классу баяна, затем на клинцовской ТЭЦ программистом.

Юрий Петрович Воронков с родителями. 1970 год

Жена Петра – Александра Семеновна была домохозяйкой, занималась хозяйством, растила и воспитывала детей и внуков. У нее дома была швейная машинка Зингер и она с ее помощью обшивала все свою семью, а также красивые платья для знакомых женщин. Очень любила цветы – на огороде всегда росли тюльпаны, гладиолусы, пионы и розы.

Дедушка Петя и бабушка Шура с внуками

Единственная дочь Устина и Евдокии — Полина Устиновна в 1945 году вышла замуж за директора школы из деревни Веприн Клинцовского района Гончарова Виктора Евменовича и всю жизнь проработала там в школе. У нее родилось четверо дочерей – Дина, Нина, Лина и Зоя.

Полина Устиновна Воронкова

Заключение

У всех детей Устина и Евдокии были непростые судьбы непосредственно связанные с жизнью страны того периода – восстановление страны после Гражданской войны, тяжелые условия работы на заводах, война, оккупация, эвакуация, фронт, восстановление родного города и мирная послевоенная жизнь.

Братья Воронковы

Все дети Устина создали крепкие семьи, родили детей, все сыновья Устина служили а армии. Они работали на заводах и фабриках, воевали на фронте, учили детей в школе. Жили достаточно скромно, но вся их жизнь переплетена с историей Клинцов. Собственно, они и создавали частичку истории Клинцов первой половины и середины 20 века.

 ©Михаил Воронков

Благодарим за воспоминания и помощь в подготовке материала Михаила Петровича Воронкова

error: Content is protected !!