25 октября, 2021

Храмовое зодчество старообрядцев Ветки и Стародубья. Какой была «первая» Ветковская Покровская церковь?

Архитектурный облик «первой» старообрядческой церкви (1695 г.) в заграничной слободе Ветке ранее не обсуждался.

Храмовое зодчество старообрядцев в Стародубье (Северщина, Черниговщина) и на Ветке (Могилевщина, Гомельщина) началось ещё в XVII в. Первая колония старообрядцев во главе с московским священником Козмой, поселившаяся в Стародубье в 1670-х годах, церкви не имела, но в пустынях (скитах) и в слободах имела безалтарные молитвенные храмы.

Поп Козма, влиятельный старообрядческий наставник, служивший некогда в церкви Всех Святых на Кулишках, понимал, что для сохранения старого церковного обряда, ради чего он увел из Москвы в Стародубье своих единомышленников, необходимо не прерывать церковную службу.

Церковь Всех Святых, что на Кулишках, на Варварской площади. Фото 1880 г. из альбома Найденова Н. А. Москва.

Стародубский полковник Семен Скоропадский в письме от 2 сентября 1684 г. к своему отцу гетману писал: «…по явственной воли и указу вельможности вашей… когда я веры проклятой капитонской тако сих в Стародубовщине в пýстыни укорененных еще прежде мене… добре притиснул не токмо заключением, но и знатным наказанием» (Лилеев М.И. Из истории раскола на Ветке и в Стародубье XVII – XVIII вв. Киев. 1895, с. 75 – 76).

Жесткие преследования при полковнике Семене Скоропадском заставили старообрядцев в 1684 г. уйти из Стародубья за границу, в Речь Посполиту, в Гомельское староство, во владения пана Халецкого, там пришлось заново строить «простые храмы».

Старообрядческий историк Иван Алексеев писал в 1755 г., что московский поп Козма «уселившися» в 1684 году недалеко от Ветки «на край слободы к Халцу», а точнее «в слободе Косецкой», «на молитву кийждо со своими в храмех простых собирахуся», и пение церковнаго чина кроме литургии совершаху». К тому же в слободе Косецкой к одному из «простых храмов» «Козма… изволи… приобрести колокола, и устави звон» (Иван Алексеев. История о бегствующем священстве, л. 120 // РГБ. Ф. 247, № 383, л. 109 – 137 об.).

«Храмы простые», в которых священник «литургии не совершаху» – это безалтарные храмы, или часовни, которые всегда «одноверхие». Часовни могут состоять из одной, двух или трех клетей, крытых двускатной крышей или же шатром, на котором укреплен восьмиконечный крест.

Строительство и освящение заграничными старообрядцами первого церковного здания стало возможным в начале 1690-х годов после посещения старообрядческих поселений посланцами Польского правительства «послом Полтевым» и «бискупом Анцутой», которые разведали, какой веры держатся московские раскольники, поселившиеся на Гомельщине (Могилевщина). Католический епископ не нашел у них никакого «схизматичества», после чего король издал грамоту о свободном жительстве старообрядцев в польских пределах, при полной независимости отправления обрядов» (Лилеев М.И. Из истории раскола…, с. 121).

Пользуясь благосклонностью польского правительства, священник Иоасаф, ставший после Козмы и Стефана духовным наставником заграничных старообрядцев, приступил к строительству церкви в слободе Ветке: «И состроися церковь при Иоасафе». Но Иоасаф умер в 1695 г., «остави сию новосоделанную церковь непосвященну», – писал Иван Алексеев. Феодосий, пришедший на смену Иоасафу, «… приложи радение и повеле оную церковь, Иоасафом соделанную, в длину и в ширину под крыльями распространити. И тако разширение ей бывши…» (Иван Алексеев. История о бегствующем священстве // Субботин Н.И. Ивана Алексеева сочинения против мнимаго священства поповцев. М. 1890, с. 13 – 14, 18, 21. См. также «Братское слово» 1889, т. 1 с. 425 – 443 и 505 – 517).

В годы гонительной политики Русского правительства конца XVII – начала XVIII в. старообрядцы в пределах России и за границей избегали громко заявлять о себе возведением грандиозных храмов. Из описания «первой» Ветковской церкви, составленном Иваном Алексеевым, следует, что церковь, построенная Иоасафом, была настолько небольшой, что Феодосию потребовалось её «в ширину под крыльями распространити». То есть к северной и к южной стенам ядра (Ядро церкви – это пространство для моления перед главным иконостасом и алтарем. Над ядром устанавливается глава церкви. На Руси ядро церкви называли «церковная стопа») Иоасафовой церкви прирубить клети, после чего здание церкви получило в плане крестообразную форму. Относительно того, как удалось «распространити церковь в длину», Иван Алексеев ничего не сообщает. Но поскольку у старообрядцев мужчины молятся в ядре церкви, а женщины молятся в трапезной, оба помещения должны быть как минимум равно вместительными, то есть равными по площади, с предпочтением в пользу трапезной. Поэтому «распространение» ядра церкви «в ширину», неизбежно требует «распространения трапезной в длину».

Поскольку Иоасаф и Феодосий выстроили здание «первой» Ветковской церкви в традиционном для своего времени стиле, то Иван Алексеев не счел нужным описывать архитектурные особенности здания, какой была крыша здания «первой» Ветковской церкви, сколько было глав над ядром церкви, была ли колокольня, на каком фундаменте была возведена церковь, а обратил внимание только на боковые пристройки «под крыльями» ядра здания.

Миссионер Андрей Иоаннов Журавлев, ссылавшийся в своём «Полном историческом известии…» на Ивана Алексеева, добавил только то, что сруб «первой» Ветковской церкви был сложен из дубовых бревен (Журавлев А.И. Полное историч. изв… СПб. 1890. Изд. VI, с. 104).

Поэтому по описанию Ивана Алексеева мы можем составить только план церковного здания «первой» Ветковской церкви.

План первой Ветк церкви. 1695 г.

Внешний вид самых первых церковных храмов, построенных старообрядцами Ветки и других старообрядческих провинций в конце XVII – начале XVIII века, нам не известны, храмы утрачены, рисунков и описаний нет. Однако, приняв во внимание подчеркнутый традиционализм первых старообрядцев, который в первые десятилетия борьбы старообрядцев за сохранение древлего благочестия не допускал новаторства, уместно допустить, что первые старообрядческие храмы на Севере, в Заволжье, в Заокских лесах, а также в скитах и монастырях Ветковско-Стародубской провинции рубежа XVII – XVIII веков были построены в стиле, усвоенном в Москве и в Замосковных городах (Кострома, Ярославль, Нижний Новгород, Вологда, Владимир, Калуга и др.), откуда в основном происходили старообрядцы.

К началу XVIII в. деревянное храмовое зодчество на Руси прошло многовековой путь развития. К этому времени традиционными стало несколько типов деревянных церковных зданий: клетские церкви, составленные из двух и более квадратных клетей-срубов, крытых двускатной крышей с маковкой и крестом на гребне крыши, шатровые церкви на восьмериковых или четвериковых клетях-основаниях и церкви многокупольные. А также ярусные церкви, главный купол которых вознесен над четвериком ядра церкви с помощью пирамиды «восьмерик на четверике», или с помощью полусферы, опирающейся на широкий четверик. Ярусные церкви строили чаще с колокольней над притвором, тоже ярусной. Все типы церквей в большинстве случаев имели крестообразную в плане конструкцию.

Каким мог быть облик ранних старообрядческих храмов, подсказывают также «соборные запреты» XVII в., одним из которых был запрет строить шатровые купола над церковью. Старообрядцы первой волны, бежавшие на окраины государства, категорически отрицали все нововведения церковных реформаторов и во всём, в том числе и в церковном зодчестве, стремились следовать дореформенной церковной старине, то есть могли возводить в скитах и пустынях клетские часовни с шатром, без шатра, а при наличии антиминса и священника прирубать алтарь и превращать часовни в церкви. Так ли было на Ветке?

Прямых свидетельств тому, что старообрядцы «ранней» Ветки украшали первые Ветковские «простые» безалтарные храмы и алтарные храмы с шатровыми куполами, не сохранилось. Но вполне достоверны сведения, что церковные здания, построенные на Ветке и в Стародубье в середине XVIII в., не имели шатровых куполов.

Конструктивные особенности «первой» Ветковской церкви, недорисованные историком Иваном Алексеевым, дорисовал, по нашему мнению, следующий историк старообрядчества Стародубья – Яков Беляев. В «Летописи», составленной Яковом Беляевым в 1780-е годы, мы обнаружили краткое описание «второй» (1758 г.) Ветковской Покровской церкви, перенесенной в 1765 году в Стародубье, в Митьковско-Климовский Покровский монастырь: «Она одноверхая, вверх три крыши мене и мене, убита досками, около глава жестию сбита и крыта также. А колокольня равна с церковью». «Мерою церковь была в длину двадцать сажен» (42 м.), «алтарь трехаршинный, поперек – сажень». О прочности колокольни говорит то, что «на колокольне колоколов великие и малые, числом девять: большой – 40 пуд и по нём подбором разные меньше друг друга» (Беляев Яков. Летопись Ветковской церкви // ИРЛИ. Древлехр., колл. Перетц, № 387, л. 2 об. – 3).

Не может подлежать сомнению то, что старообрядцами, собравшимися после первой «выгонки» (1735 г.) со всей России возрождать в слободе Ветке Покровскую церковь и Ветковский духовный центр, двигало желание восстановить святыню такой, какой она была изначально. О близком конструктивном подобии «второй» (1758 г.) и «первой» (1695 г.) Ветковской церкви свидетельствует то, что «вторая» церковь не получила многоглавия над ядром, а построена «одноверхой», какой, по-видимому, была и «первая» Ветковская церковь; что у «второй» Ветковской церкви над ядром церкви возвышались «вверх три крыши мене и мене», то есть над ядром церкви стоял не шатёр, а стояла пирамида в три яруса из восьмерика на четвериках с широкополыми крышами над каждым ярусом, что, возможно, также унаследовано от «первой» церкви. Мало вероятно, чтобы «первая» Ветковская церковь не имела колокольни над притвором, учитывая, что первые колокола появились на Ветке ещё в 1680-е годы, при попе Козме. Скупое замечание Якова Беляева, что «вторая» Покровская церковь была чуть «больше первой и богаче украшена», свидетельствует косвенно, что конструктивно обе церкви мало отличались.

Чтобы представить облик «первой» и «второй» Ветковской Покровской церкви, следует, по нашему мнению, приложить описание Якова Беляева к облику церкви Пророка Илии из Спасовой слободы города Гомеля.

Из ныне существующих деревянных храмов Ветки и Стародубья старообрядческую церковь Пророка Илии следует признать самой древней и даже ровесницей «первой» и «второй» Ветковской церкви. Церковь Пророка Илии была построена в старообрядческой Спасовой слободе в южном предместье Гомеля в 1737 г.

Согласно «хранившейся в этой церкви рукописной заметке, в Спасовом монастырьке в 1737 году был возведен деревянный, без купола храм в честь пророка Илии» (Жудро Ф.А., Сербов И.А., Довгялло Д.И. Весь Гомель. Геогра­фическо-статистический очерк // Записки Северо-Западного отдела Им­ператорского Русского географического общества. Кн. 2. Вильна, 1911, с. 320, с. 320).

Отсутствие «купола» могло быть обусловлено опасением старообрядцев возвращения «гонителей», которые в течение 1735 и 1736 года арестовали епископа, нескольких священников и десятки иночествующих старообрядцев заграничной Ветковской провинции и разорили духовный центр Ветковского согласия. Поэтому купол над Ильинской церковью Спасовой слободы был возведен позже. Более подробного описания храма во имя Пророка Илии постройки 1737 года не сохранилось. То есть церковь во имя Пророка Илии была построена через два года после утраты «первой» Ветковской церкви во временнóм промежутке между «первой» и «второй» Ветковской церковью. Поэтому церковь Пророка Илии в силу преклонения старообрядцев перед образом «первой» Ветковской церкви как перед святыней, также могла нести в своем облике черты «первой» Ветковской церкви.

Храм во имя Пророка Илии в Спасовой слободе «в 1793 г. за ветхостью был разобран, а на его месте устроен новый и освящен в 1794 г. сентября 28 дня» (Жудро Ф.А. с соавт. Там же).

Что-то в облике храма могло быть утрачено, что-то появиться новое. Следовало ожидать в обновленной церкви увеличение размеров храма, появление пятиглавия над ядром церкви, высокой колокольни, использование элементов барокко или классицизма в украшении фасадов здания, но этого не произошло. Обновленное здание церкви сохранило облик предыдущей церкви, в том числе главные конструктивные признаки здания постройки 1737 года – одноглавие, ярусность и равно вознесенные купола над ядром церкви и над колокольней. Тогда же, возможно, под стены здания был подведен кирпичный фундамент.

В данном случае, в конце XVIII в., как и при строительстве «второй» Ветковской церкви (в 1758 г.), жители Спасовой слободы показали верность освященному преданием образу «первой» Ветковской церкви, унаследованному от отцов и дедов, который воспринимался как спасительный, канонический, что и получило воплощение в облике церкви во имя Пророка Илии.

Церковь Пророка Илии, (старообрядческая 1737, поновл. 1793 гг.) Гомель, Спасова слобода. Фото начала XX в.

В настоящее время церковь Пророка Илии по-прежнему богата приметами архаики: одноверхая (однокупольная), с граненым (пятигранным), или «круглым», как говорили в старину, алтарем, слабо выраженная двухосно-симметричность в плане, кровля над четвериком ядра церкви слегка выпуклая, главный купол с крестом вознесен над ядром церкви пирамидой из двух широких восьмериков, поставленных поверх четверика ядра церкви в два яруса. Колокольня над притвором построена в виде пирамиды из восьмерика на четверике, главы церкви и колокольни подняты на один уровень. В целом облик храма Пророка Илии сохраняет конструктивные особенности, характерные для храмового зодчества конца XVII – начала XVIII вв.

Облик сохранившейся до наших дней церкви Пророка Илии в Спасовой слободе г. Гомеля и описание Яковом Беляевым «второй» Ветковской Покровской церкви наводят на мысль, что и «первая» Ветковская церковь была одноверхой, то есть однокупольной, ярусной, и что все три церкви построены приблизительно в одном стиле.

Достоверный образ «первой» Ветковской церкви (1695 г.) остаётся не дорисованным, но приведенные нами доводы позволяют говорить, что её облик был близок облику «второй» Ветковской Покровской церкви и облику церкви Пророка Илии из Спасовой слободы Гомеля. Приведенные находки позволяют представить собирательный образ первых церквей ранней Ветки конца XVII и начала XVIII в. в виде деревянной храмовой постройки, составленной из четырех клетей (алтарь, ядро, трапезная, притвор), двухосно-симметричной в плане, однокупольной (одноверхой), с граненым в пять граней алтарем, с невысокой колокольней над притвором, с равновысокими пирамидами в два-три яруса над ядром церкви и над притвором с колокольней, состоящих из нескольких четвериков или восьмерика на четверике, каждый с широкополой кровлей. Описание Яковом Беляевым облика «второй» Ветковской церкви и облик существующей поныне церкви во имя Пророка Илии убеждают, что старообрядцы Ветковской провинции даже в первых своих церковных зданиях шатровые купола не устраивали.

Возникает вопрос, какой тип церковной архитектуры был воспроизведен старообрядцами на Ветке в начале XVIII века?

Это был тип крестообразных, одноглавых ярусных церквей с пирамидами из восьмериков и четвериков над ядром и над колокольней, или с куполообразной крышей над ядром церкви. Храмы такой конструкции появились в Малороссии и Беларуси ещё в XVI в., а в XVII веке распространились по всей Руси. Даже церковь Всех Святых на Кулишках (XVI в.) в Москве на Варварской площади, откуда поп Козма в 1670-х годах увёл своих единомышленников в Стародубье, а затем в заграничную Ветку, была одноверхой. Одноверхие храмы были распространены в городах Северной Европы, в Голландии и городах южной Прибалтики.

 Старообрядцы, поселившиеся на Гомельщине и на землях Северщины (Стародубье), встретили в белорусских и малороссийских селах знакомые им одноглавые храмы с венчающим восьмериком и граненым алтарём и восприняли их как древлеправославные. Время уничтожило эти храмы, но фотографии сохранили образы некоторых деревянных одноглавых, крестообразных ярусных церквей Гомельщины, Могилевщины и других областей Беларуси.

 Можно назвать церковь Успения (1642 г.) в с. Кошевичи, Петриковского района Гомельской области, церковь Покрова Богородицы (XVII в.) в с. Петриково Гомельской области, церковь Рождества Богородицы (1881 г.) в с. Глыбоцком, Гомельского района, церковь Рождества Богородицы (XIX в.) в с. Красный Партизан, Добрушского района Гомельской области, церковь Спаса Преображения (1627 г.) в с. Порплище, Докшицкого района Витебской области. Образ одноглавых ярусных церквей был воплощён в каменном зодчестве и сохраняется в Троицкой и в Преображенской церквах города Гомеля и в храмовом зодчестве городов Беларуси, Украины и России.

В Стародубье ещё до вселения туда старообрядцев из Великороссии, в селах, где местное население было последователями Греко-российской церкви нового обряда, уже существовали одноглавые крестообразные церкви с колокольней над притвором и с пирамидой из четвериков или восьмериков над ядром, вместо двускатной крыши, какую устраивали над клетскими церквами на Русском Севере.

Все эти церкви утрачены. Но сохранилась единственная одноверхая деревянная церковь Рождества Богородицы (самое раннее упоминание – 1754 г.) в селе Людково, рядом со старообрядческой слободой Зыбкой. Церковь существовала с начала XVIII в., и принадлежала прихожанам Греко-российской церкви.

Церковь Рождества Богородицы (1754 г.) в селе Людково. фото 1975 г.

Церковь в с. Людково была построена, когда старообрядцам Стародубья ещё было запрещено строить церкви, поэтому жители села Людково не могли перенять у старообрядцев облик церковного здания.

Церковь Рождества Богородицы в с. Людково имела двухосно-симметричную в плане конструкцию. Нижняя клеть ядра церкви – высокий четверик, перекрытый куполом в виде полусферы, на которой установлена одна глава на восьмигранной шее. Алтарь пятигранный. Трапезная в два окна. Над притвором – пирамида из четвериков в два яруса, в верхнем ярусе звонница – очень знакомое описание храмовой постройки старообрядцев ранней Ветки. Церковь в селе Людково сгорела в 1980-х годах, но по сохранившимся фотографиям прихожане восстановили церковь в прежнем виде. Бывшее село Людково и церковь во имя Рождества Богородицы в настоящее время находятся в черте города Новозыбкова.

Поскольку традиция возведения одноглавых ярусных храмов, без шатровых куполов, распространилась по Руси, Северщине и Беларуси задолго до соборного запрета шатрово-купольных храмов XVII века, то старообрядцы первой волны, бежавшие от «антихристова царства» на Гомельщину и в Стародубье (Северщина), противники любого проявления «латинства» и «никонианства» в церковном обряде, в иконе и в архитектуре, встретили в малороссийских и белорусских селах тип культовых сооружений, знакомый им по Великороссии, который не отторгли как нечто чуждое, как признак «латинства» или «никонианства», а восприняли и стали воспроизводить в своих слободах и монастырях, повторяя традиции, принесенные из Великороссии, и в чём-то  подражая местным традициям. А существовавшие уже трехчастные трёхглавые церкви Малороссии старообрядцы восприняли, скорей, как проявление «латинства» и не построили ни одной церкви подобной конструкции.

«Первая» Ветковская церковь (1695 г.), освященная основателем поповского согласия Феодосием на антиминсе во имя Покрова Пресвятыя Богородицы в слободе Ветка, была признана в старообрядческом мире «святыней», она олицетворяла духовный центр старообрядцев поповского согласия всей России и служила образцом для подражания. Старообрядцы Ветковской провинции, возводя часовни и церкви в своих скитах, монастырях и в слободах, не смели отступать от образа «первой» Ветковской церкви, не смели возвысить свою церковь, а строили в подобие.

В Ветковской старообрядческой провинции церковное зодчество не сдерживалось правительственными запретами Речи Посполитой, пока Ветка находилась за границей, но иноки и миряне продолжали воспроизводить в храмовых постройках монастырей и слобод спасительный образ «первой» Ветковской Покровской церкви в течение всего XVIII века. После вхождения Гомельщины в состав России, в силу запретительных указов императора Николая I, большинство старообрядческих храмов Ветковской провинции к середине XIX в. было утрачено, не дожив до эпохи фотографии.

В старообрядческой провинции Стародубье (Малороссия), как и в Ветковской старообрядческой провинции, культовые постройки, датируемые второй половиной XVII – началом XVIII в. были представлены «простыми храмами», то есть часовнями. Одноверхие часовни в начале XVIII в. были почти в каждой старообрядческой слободе. Часовни строились с надеждой прирубить со временем алтарь и освятить церковь.

Утрата ранних памятников храмового зодчества произошла в Стародубье раньше, чем на Ветке, уже в середине XVIII века.  С 1728 г. гонения на старообрядцев Стародубья стали жесткими и продолжались более 20 лет. В эти годы вновь построенные часовни уничтожались, а ранее построенные часовни поновлять было запрещено. Постаревшие здания часовень продолжали ветшать, разрушаться, зачастую сгорали. К середине XVIII в. в большинстве слобод Стародубья старообрядцы молились не в обывательских часовнях, а в домашних моленных. И только с середины 1750-х годов старообрядцы Стародубья с оглядкой на светскую власть вновь начали возводить обывательские часовни, а с 1760-х годов, когда политика Екатерининской веротерпимости обозначилась разрешительными указами, старообрядцы стали прирубать к часовням алтари и освящать их в церкви или же возводить новые приходские и монастырские церкви.

Предположение, что «первая» Ветковская церковь долгие годы оставалась образцом для подражания в заграничной Ветке, можно распространить и на старообрядцев раннего Стародубья. Первые церкви Стародубья, появившиеся в начале 1760-х годов, были уподоблены «первой» Ветковской одноверхой церкви.

Мы полагаем, что облик ранних культовых сооружений старообрядцев не был утрачен полностью и должен читаться в облике часовень и церквей, построенных старообрядцами Стародубья в конце XVIII века, в XIX и даже в XX веке. Это неизбежно, учитывая приверженность старообрядцев традиции «отцов и дедов», как в церковном обряде, в иконописи, так и в церковном зодчестве. Некоторые одноверхие (одноглавые) церкви Стародубья, пусть и в поновленном виде, дожили до эпохи фотографии.

Церковь Покрова Пресвятыя Богородицы ( конец XVIII – 1856г.), Злынка. Фото 1980-х гг.

Среди сохранившихся старообрядческих церквей Стародубья можно указать на одноверхую церковь во имя Покрова Пресвятыя Богородицы в Злынке. Здание было построено во второй половине XVIII в. старообрядцами беспоповского Федосеевского согласия как одноверхая часовня, а в 1856 г. было передано единоверцам, которые прирубили алтарь и освятили церковь. Единоверцы – те же старообрядцы, и также радеющие за древлее православие, но под крылом Греко-российской Церкви, сберегли прежний облик одноверхой часовни, и здание деревянной церкви сохраняет этот облик до сих пор. Над ядром Покровской церкви пирамида в основании которой плоский четверик, а над ним – широкий световой восьмерик, накрытый полусферической крышей, поверх которой световой барабан, увенчанный луковицей с крестом. К ядру церкви прирублена пятигранная алтарная пристройка. Трапезная в два окна. Над притвором пирамида из двух четвериков и поверх них восьмерик-звонница. 

В слободе Свяцкой история храмового строительства сложилась под сильным влиянием «первой» Ветковской церкви. М.И. Лилеев писал, что в слободе Свяцкой до первой «выгонки» была общественная часовня поповского согласия (Лилеев М.И. Из истории раскола на Ветке и в Стародубье XVII – XVIII вв. Киев. 1895, с. 269). Но старообрядцам Стародубья нужна была церковь. Во время первой «Ветковской выгонки» 1735 г. старообрядцы слободы Свяцкой с разрешения полковника Якова Григорьевича Сытина взялись переправить по воде Покровскую церковь из Ветки в свою слободу. К несчастью, плоты из дубовых бревен сруба церкви разметало бурей и они утонули в бурных водах реки Сож. Всё, что удалось сохранить от Ветковской святыни, жители слободы Свяцкой поместили в свою часовню и бережно хранили. Миссионер А.И. Журавлев писал в 1794 г., что в Свяцковской часовне находились «царские врата и боковые обои двери и четыре иконы», оставшиеся от «первой» Ветковской церкви, «кои ныне хранятся в Свяцкой публичной часовне поповского согласия» (Журавлев А.И. Полное историч. изв… СПб. 1890. Изд. VI, с. 194).

Старообрядцы Свяцка поддерживали самые тесные духовные связи с иноками Ветковских монастырей. Трепетное отношение к образу «первой» Ветковской церкви жители Свяцка проявили при строительстве «публичной часовни» в конце XVIII в., придав ей облик святыни.

Земский Комиссар Енько-Даровский в 1823 г. писал: «В посаде Свяцком: часовня деревянная большая холодная Успения Пресвятыя Богородицы на деревянном фундаменте (на деревянном фундаменте, возможно, стояла и «первая» Ветковская церковь. – Р.П.), и часовня деревянная маленькая тёплая на деревянном фундаменте Успения Пресвятыя Богородицы. Священника нет» (Рапорта Земского комиссара Енько-Даровского 1823 г. Малороссийскому гражданскому губернатору А.Ф. Фролову-Багрееву // ГАЧО Ф. 128, оп. 1, Д. 2450, л. 10).

Церковь Успения Божией Матери (1910 г.) Свяцк, Брянской области. Фото конца 1990-х годов

В XIX в. в годы правительственных гонений обе часовни в Свяцкой были утрачены, а на их месте в 1910 году была возведена «одноверхая» церковь во имя Успения Божией Матери, повторившая в основных конструктивных чертах прежний облик Свяцковской часовни и известной Ветковской святыни. Церковь сожжена в 1999 г.

В Новозыбкове в 1912 г. на средства купцов Василия Евфимовича Петухова и Михаила Ивановича Шведова была построена деревянная церковь во имя Рождества Богородицы, по ул. Тростанской (Первомайской). Церковь принадлежала старообрядцам Белокриницкого согласия, так называемым «окружникам». Старообрядцы, принявшие старообрядческую иерархию Белокриницкого поставления, отдавая дань памяти «первой» Ветковской церкви, и подчеркивая духовную преемственность от ранней Ветки, возвели одноверхую церковь, над ядром которой на высоком четверике возвышался широкий восьмерик с куполообразной крышей и одной главой. Над приделом стояла ярусная колокольня (четверик и два восьмерика), накрытая шатровым куполом с крестом. Церковь была новодел, но архитектор воссоздал объёмы и пропорции любимой старообрядцами одноверхой церкви с многогранной (пять граней) алтарной пристройкой. Церковь сгорела до 1937 г.

Церковь Чудо Архистратига Михаила в г. Новозыбков, 1867 – 1898 годы. Церковь построили старообрядцы принявшие новый обряд

Архитектурным шедевром выглядит одноглавая каменная церковь Чудо Архистратига Михаила в Новозыбкове, построенная в 1867 – 1898 годы. Прихожане Архангело-Михайловской церкви бывшие старообрядцы, отказавшиеся от старого церковного обряда и принявшие новый обряд, то есть присоединившиеся к новообрядцам Греко-российской Церкви, выбрали для себя одноверхий храм, внешний облик которого подобен первым Ветковским храмам.

Правительственный запрет старообрядцам строить церкви, сохранявшийся в течение всего XIX века, не распространялся на единоверцев. Старообрядцам, присоединившимся в середине XIX в. к Греко-российской Церкви на правах единоверия с правом соблюдения старых церковных обрядов, было разрешено, в отличие от старообрядцев, отказавшимся принять единоверие, строить деревянные и кирпичные церкви. В большинстве случаев единоверцы продолжили традицию возведения одноверхих храмов, например каменная одноверхая церковь Вознесения Господня в Злынке (1870 г.), построенная на месте деревянной одноверхой церкви (1791 года).

Церковь Вознесения Господня, 1870 г., г. Злынка

Традиция возведения одноверхих (одноглавых) ярусных храмов была нарушена старообрядцами во второй половине XVIII в. Но об этом отдельный рассказ.

© Р.И. Перекрестов

error: Content is protected !!