Для связи с проектом

9 августа, 2022

Как фабрикант Петр Исаев создавал суконно-фабричную колонию Новые Мезиричи

На страницах Хроноскопа мы уже рассказывали о клинцовском фабриканте П.С.Исаеве и об устроенной им в 30-х годах XIX века в 8-ми верстах от Клинцов суконно-фабричной колонии Новые Мезиричи. Сегодня мы хотели бы вернуться к этой теме и рассказать о зарождении фабрики, о масштабе строительства и о тех трудностях, с которыми столкнулся Исаев на начальном этапе существования колонии.

Петр Исаев Фабрикант
Петр Исаев

Сильная личность

Пётр Семёнович Исаев владел суконной фабрикой в Царстве Польском в городе Згерже и сбывал свои товары через Москву в Кяхту (Бурятия) для торговли с Китаем. Когда в 1830-31гг. вспыхнул польский мятеж, фабрика Исаева была разорена. По окончании польской войны он счел невыгодным восстанавливать ее в Польше и предвидя то, что от значительно увеличившегося налога на польские ткани выиграют суконные фабрики в России, решил отстроить фабрику заново на своей родине – в Клинцах. Как образец для новой фабрики была выбрана суконная фабрика в польском городе Мезерице (нем.Meseritz) или в польском варианте названия города — Мендзыржеч (Międzyrzecz) в Познани, Силезия, отсюда и появилось название колонии – Новые Мезиричи.

В конце 1832 года Исаев выкупил у клинцовского помещика И.П. Бороздны большой участок земли -1094 десятин (из них – 700 десятин леса) на реке Унеча. К июлю 1834 года были закончены постройка фабрики, устройство каналов и строительство первых домов для переселившихся в Новые Мезиричи немецких мастеров — суконщиков, с которыми Исаев заключил договор об условиях поселения на правах колонистов. Продукция фабрики — шерстяные сукна — сначала продавалась по налаженному торговому каналу через Кяхту, затем, из-за изменения торговой конъюнктуры, фабрика стала изготавливать сукна для внутреннего рынка.

В краеведческой литературе мы встречаем упоминания об П.С.Исаеве, как об успешном, состоятельном и состоявшимся человеке. Для создания фабрики он использовал свой опыт, знания, капитал и трудовые ресурсы, накопленные за годы жизни в Польше. При этом продукция его фабрики была высокого качества, он успешно участвовал в различных российских и зарубежных выставках и получал за свои шерстяные ткани престижные награды.

Медаль второй степени (Prize medal) Всемирной выставки в Лондоне в 1851 г.

Отметим, что в 1837 году министр финансов Е.Ф.Канкрин «обратив особенное внимание на успешное и обширное производство Мезерицкой суконной фабрики нашёл справедливым предоставить ему в вознаграждение употреблять Государственный Герб как на вывесках означенной фабрики магазинов в коих продажа сукон производится, так и на самих изделиях».

Во время строительства в 1835-1848 годах первого в Клинцах православного Собора Петра и Павла, он пожертвовал на него большую сумму денег и, вообще, был активным участником  экономической и политической жизни посада.

Петропавловская церковь в Клинцах
Петропавловская церковь в Клинцах. Архив ККМ

 

Письмо Губернатору

Помня обо всех этих достижениях, тем неожиданней оказалось увидеть Исаева-человека из 1836 года, когда после жизни в крупных городах (Москве, Бресте и Варшаве) в уже солидном возрасте он возвращается на свою родину – в Клинцы, и в чистом поле, на землях глуши севера Черниговской губернии начинает строительство фабрики, сталкиваясь с значительными трудностями финансового и организационного плана.

У нас в руках оказалось письмо П.С.Исаева, написанное им в 1836 году. Адресат в письме не указан, но адресовано оно скорее всего гражданскому Черниговскому губернатору Н.И. Жукову, хорошо знавшему Исаева и его фабрику: «Вашему Превосходительству при троекратном проезде и личном обозрении известна местность моя, вложенный мною живой капитал, все трудности, как в пустом месте пожелалось возродить фабричное заведение».

Жуков Николай Иванович. Черниговский губернатор в 1829-1839гг. Фото яндекс

Исаев пишет о трудностях при постройке фабрики и колонии: «Устроив колонию для самих даже жителей — мастеров суконного дела, положил я себя в совершеннейшее отчаяние не впасть в несостоятельность, ибо тут план во многом изменился, одна неудача за другой. Сами даже строители способствовали к тому, чем весьма нетрудно потерять всякий капитал. Всё строилось вольнонаёмными людьми и за довольно высокую плату. Мало того, что моя фабрика устраивалась на пустыре от первого камня, так к тому же в один раз, колония для жителей, покупка земли и всё это привело меня в трудное положение».

Письмо П.С.Исаева черниговскому губернатору. РГИА

Согласитесь, достаточно неожиданно видеть в этом письме растерянного, находящегося в сложном финансовом положении Исаева. Становится очевидно, что вся затея по переносу фабрики из Польши в Новые Мезиричи была высокорисковым предприятием. Даже для Исаева, с его значительным капиталом, это был большой финансовый удар из-за незапланированных дополнительных трат (тот, кто хоть раз строил или ремонтировал дом хорошо его поймёт) и из-за необходимости оплаты за землю и домов для колонистов «в один раз», т.е. без рассрочки.

Письмо написано неофициально, Исаев просит помочь в решении некоторых вопросов, которые не могли быть решены в официальном порядке и из-за этого он обращается к губернатору за поддержкой в частном порядке. В своем письме он просит поддержки в разрешении открыть в колонии трактир с биллиардом, свободной продажи «горячего вина» (прародитель русской водки) и варения пива непосредственно для нужд колонии. При этом он ссылается, что такие преференции были даны другому фабриканту В.Захерту в аналогичной ситуации, при переносе фабрики из Польши в Гродненскую губернию. В это время в России правительство строго регламентировало производство и продажу алкоголя, и просьба Исаева этот порядок явно нарушала, этим и объясняется неофициальный тон письма.

Масштаб строительства суконно-фабричной колонии

К 1837 году фабрика состояла из 5 каменных и 7 деревянных корпусов, из которых 5 корпусов были двухэтажными длиной от 40 до 100 аршин. В них было установлены станки: ткацкие — 120 шт., щипальные – 2 шт., чесальные – 18 шт., прядильные – 39 шт.; 4 красильных медных куба и 7 котлов, 3 железных пресса и множество другого оборудования. Все машины приводились в действие 4 водяными приводами, устроенными на канале, соединяющим реки Ельню и Унечу.

Реки были соединены каналами по плану механика Винтгенса, а водяные приводы устроены механиком Петерсоном. Оба механика были приглашены из-за границы и стоили Исаеву весьма недешево. Оборудование было импортное – из Нидерландов и Пруссии. Общее количество работников фабрики превышало 600 человек.

Немецкие «сукноделы» размещались в 8 домах с мезонином, выстроенных специально для них частично Исаевым, а частично ими самими. Для окрестных вольнонаемных рабочих были построены 12 крестьянских домов. Кроме того, отдельно построены дома: дом самого Исаева; дом с лютеранской молельной, школа для детей и квартира для учителя; в третьем доме жил смотритель колонии; в четвертом – торговая лавка и постоялый двор; в пятом – трактир с биллиардом и кеглями. В состав фабричной конторы входили: директор, бухгалтер, кассир и четыре помощника; сама же фабрика была разделена на 10 отделений, которыми руководили немцы. Прядильщики и ткачи работали сдельно и получали оплату за каждый моток шерсти, все прочие рабочие были на повременной оплате. Годовой фонд оплаты труда на фабрике достигал 200 тысяч рублей.

К 1837 году разрешение на строительство трактира с биллиардом и кеглями было Исаевым получено и успешно воплощено в жизнь. С высокой долей вероятности можно говорить о том, что первый предок современного боулинга на территории современных Клинцов и Клинцовского района появился в Новых Мезиричах!

Очевидно, что работы, проведенные Исаевым, были просто колоссальные. На возведение всех этих строений, включая покупку земли, обустройство 3,5 км канала (фактически было создано новое русло реки Ельня), строительство 10 мостов, возведение фабричных строений и жилых домов, закупку иностранного оборудования и т.д., он потратил 520 тысяч рублей (по оценке Исаева), что является совершенно фантастической суммой трат для Клинцов тех времен. Современники по-разному оценивали затраты Исаева на обустройство фабрики — от 200 до 300 тысяч рублей, но вот, например, «Журнал мануфактур и торговли» за 1837 год оценивал вложения Исаева в 700 000 рублей.

Удаленность от цивилизации Новомезиричской фабрики подчеркивает вот такое красноречивое описание, приведенное в «Журнале мануфактур и торговли»: «К прискорбию, должно упомянуть о весьма важном неудобстве этой прекрасной фабрики, заключающемся в том, что она расположена в стороне от почтовых и транспортных дорог, на расстоянии 8 верст от посада Клинцов с одной стороны и на 4 версты до большой Суражской дороги, с другой стороны. В дачах же помещика Бороздны столь дурные проезды, что не только встречаются весьма частые затруднения в отправлении и доставлении транспортов, но в весеннее и дождливое время даже прекращается всякое сообщение с окрестными местами; медленный же ход почты затрудняет сношения с торговыми местами; впрочем, должно надеяться, что и эти неудобства исчезнут вскоре». Это насколько же плохими должны быть дороги в Затишенской даче помещика И.П. Бороздны, что об этом пишет один из немногих экономических журналов России первой половины XIX века!

История с открытием трактира и разрешением на производство и продажу «горячего вина» и пива, а также взаимоотношения Исаева с хозяевами окрестных питейных заведений интересна само по себе и ей будет посвящена отдельная статья.

О жизни в провинции

В конце письма Губернатору Исаев просит обратить внимание на то, что «перейти из столицы в здешнюю страну с семейством на жительство заслуживает какого-либо поощрения, ибо я для всех должен быть душой, как и для вновь прибывших сюда на жительство всех мастеров-сукноделов и поддержкой». Жалобу Исаева легко понять, после жизни в столичных городах империи, уединенная жизнь в Мезиричах с нечастыми выездами в Клинцы, была скучна и тяжела морально, как для него, так и для его семьи. Ему не хватало культурной и светской жизни, всё свое время он тратил лишь на дела фабрики.

Письмо П.С.Исаева черниговскому губернатору. РГИА

Об этой же тоске Исаева от жизни в захолустье мы находим в письмах русского публициста, поэта, общественного деятеля, одного из лидеров славянофильского движения И.С.Аксакова (сына С.Т.Аксакова, подарившего нам сказку «Аленький цветочек»), который в 1854 году посетил Клинцы и оставил об этом визите весьма колоритные и благожелательные записи. Аксаков специально съездил в гости к Исаевым в Новые Мезиричи и вот что он об этом написал в своем письме:

Портрет И.С.Аксакова. Художник Илья Репин. Фото яндекс

«В 8 верстах от Клинцов есть колония Новые Мезиричи. В Пруссии есть местечко Мезиричи, снабжавшее через посредство русских купцов Китай мезиричскими сукнами. Один купец Исаев, бывший в молодости старообрядцем, но оставивший старообрядчество, торговавший прежде этими сукнами, лет 25 тому назад купил землю, устроил на ней фабрику, выстроил дома, выписал немцев- ткачей и поселил их на своей земле, назвав ее колонией Новые Мезиричи. Немцы теперь уже и не нужны, ибо наши выучились уже ткать, но продолжают жить по контракту. Исаев, несколько раз бывший за границей, почти там воспи­тал всю свою семью, человек очень замечательный, умный, образованный, вы­строил немцам кирху и даже устроил школу. Фабрика его идет прекрасно, и дети ревностно занимаются ею. Кроме немцев, у него до 800 человек русских рабочих. Я нарочно ездил к нему, несмотря на грязь и дождь, но, к сожалению, попал в субботу вечером, когда работы уже прекращались, потому я и не остался долго. Как люди образованные Исаевы очень тоскуют и от скуки в этой глуши, и от невежества, их окружающего, и от всего безобразия внутреннего, мозолящего очи каждому образованному русскому.»

Дом отдыха «Мизиричи», 1936 год. Предположительно находился и занимал здания на территории хозяйского дома Исаева. Архив ККМ

Обратите внимание, что слова о тоске были произнесены Исаевым в 1854 году, то есть через 18 лет после описываемого нами письма Губернатору! Несмотря на все успехи в создании фабрики, полученных Исаевым от царя орденов, возведение его семьи в сословие Потомственных почетных граждан, полученных продукцией фабрики наград на различных выставках, Новомезиричская фабрика была и делом всей его жизни и, одновременно, тяжелой ношей для Исаева. Он знал на что шёл, взявшись за такой сложный проект в глухой провинции. Вся жизнь фабрики и колонии держалась исключительно на его желании и на его силе, что и показала дальнейшая история, так как после его смерти фабрика просуществовала всего 5 лет.  

Месторасположение фабрики

В нашем рассказе остался нераскрытым еще один важный вопрос – где же конкретно располагалась сама фабрика, где были выстроены дома немецких колонистов, дома русских работников, где был центр этой колонии. Вопрос этот совсем не так прост, как кажется на первый взгляд.  Дело в том, что современный поселок Мизиричи находится не совсем в том месте, где была расположена колония Новые Мезиричи в XIX веке, да и следов колонии сейчас почти не осталось.

После большого пожара на фабрике 1875 года фабрика прекратила свое существование, остатки оборудования были распроданы на другие клинцовские фабрики. Многие колонисты перебрались в Клинцы, Сураж, Новозыбков, кто-то уехал в другие регионы и колония потихоньку умерла. Деревянные цеха сгорели, а кирпичные цеха и дома были разобраны в 30-х годах XX века на кирпичи уже при Советской власти. Но должны же остаться следы огромной фабрики даже спустя 150 лет? Наш проект занимается изучением этой темы, и мы опубликуем результаты наших исследований.

© Михаил Воронков

error: Content is protected !!