25 октября, 2021

Клинцовский Посадский голова И.П. Машковский

Жизнь и история каждого города складывается из дел и поступков его жителей, энергичных предпринимателей, скромных тружеников, рабочих и служащих, всех и каждого в отдельности. Но особенно существенной и значимой воспринимается деятельность первых лиц города. И это оправдано, поскольку город по сути своей – сложный живой организм, который живет и развивается, болеет и выздоравливает, стареет, умирает и вновь возрождается. Без человека, берущего на себя ответственность за жителей, без Головы, обладающего знаниями, житейским опытом, мудростью, город становится неуправляемым. Роль Головы города во все времена была и остается решающей. И мы, клинчане, успехами и неудачами во многом обязаны личным качествам, достоинствам и недостаткам тех людей, которых ставим над собой.

И.П. Машковский четвертый слева. Фото из книги Ф. Евгеньева «Сто лет клинцовской шерстяной промышленности»

В этом очерке речь пойдет о Голове посада Клинцы, Иване Патрикиевиче Машковском, оставившем добрый след в истории города. Имя его давно забыто, добрые дела, соделанные им, стали безымянными, но живут своей самостоятельной жизнью.

Годы активной деятельности Ивана Машковского на посту Головы посада совпали с годами правления императора Александра II. В эти годы посад Клинцы – уже известный в юго-западном крае России стремительно развивающийся промышленный центр. В старообрядческом посаде почти полтора десятка крупных текстильных фабрик и ещё более десятка мелких частных предприятий по металлообработке, по деревообработке, по производству гужевого транспорта, по изготовлению кож, одежды, обуви и др.

Отставание клинцовских фабрикантов от московских и петербургских текстильщиков в оснащении цехов новыми станками составляет не более 1 – 2 лет. Клинцовские фабриканты с успехом выставляют свои шерстяные ткани на российских и крупных международных выставках. Растущая промышленность посада начинает ощущать острую нехватку грамотных рабочих, знающих специалистов, химиков-красильщиков, механиков, аппретурщиков. На повестку дня выдвигаются вопросы почтовой и телеграфной связи, прокладки железной дороги, благоустройства посада. В это время, требующее скорейшего решения многих жизненно важных задач, клинчане выбирают посадским Головой старообрядца Ивана Патрикиевича Машковского и в своем выборе не ошиблись.

И.П. Машковский прошел большую жизненную школу прежде, чем заслужил уважение и доверие клинцовского общества. В своей автобиографии Иван Патрикиевич Машковский писал, что «родился в 1818 г. в посаде Ветка Могилевской губернии, грамоте выучился на тринадцатом году жизни по Псалтыри». Отец – небогатый клинцовский купец Патрикий Машковский сначала определил сына «мальчиком» в мучную лавку клинцовского купца Аксенова. Затем юноша нанялся к новозыбковскому купцу Козину и в течение двух лет ходил на байдаках по Сожу, Березине, Днепру, перевозил разные товары. За эти годы он приобрел физическую закалку, знания в торговом деле, научился самостоятельно принимать решения.

В 1836 году 18-летний Иван Машковский нанимается на фабрику клинцовского суконного фабриканта Михаила Борисовича Кубарева и в течение последующих 18 лет постигает премудрости текстильного производства. В те годы профессии обучались не в училищах, а на примере опытных рабочих. Своим умом приходилось осваивать искусство оценки качества сырья, технологию его обработки, организацию работы на предприятии, начисление заработной платы и др. По-видимому, природный талант и целеустремленность позволили юноше вырасти от ученика до полного распорядителя фабрикой. Труд способного служащего хорошо оплачивался. В 1854 г. Машковский оставил службу у М.Б. Кубарева и полностью отдался собственной предпринимательской деятельности. Иван Машковский вспоминал: «Скопив капитал в 4 300 рублей, я в 1854 г. законтрактовал у обедневшего клинцовского фабриканта Ефима Петровича Полякова весь выработок сукна на его же фабрике на 14 месяцев с правом вырабатывать товар по моему указанию… По окончании контракта у меня было уже капитала около 20 000 рублей» (Ф. Евгеньев. Сто лет клинцовской шерстяной промышленности. Клинцы 1926, с. 48).

Фабрика Полякова располагалась по улице Клинцовой (ул. Дзержинского). Через два года Поляков передал фабрику своему зятю Гусеву – купцу из старообрядческого посада Еленка. При новом владельце фабрика окрепла и старожилам была известна как «фабрика Гусева Елеонского». В годы Советской власти на фабричном дворе Полякова – Гусева был устроен механический завод, а затем автокрановое предприятие.

Иван Машковский после истечения срока контракта с Поляковым взял в аренду станки и фабричные помещения у Новикова, выделывал ткани и продавал. За несколько лет капитал Ивана Машковского приумножился, что позволило ему приобрести у старообрядца Горячкина старое фабричное помещение у реки, с усадьбой, и приступить к строительству собственной фабрики, которое было завершено в 1860 г. Фабрика занимала низменную часть правого берега реки Туросны в том месте, где улица Евлановка (ул. Свердлова) упирается в улицу Клинцова (ул. Дзержинского). В 1920-е годы в старых фабричных корпусах Машковского размещалась воинская артиллерийская часть, в 1950-е годы – маслозавод. Теперь на этом месте пустырь.

В «Памятной книге Черниговской губернии» за 1862 год сообщалось: «Суконная фабрика И.П. Машковского с годовым оборотом 60 тысяч рублей. Рабочих – 134, мастеров – 8, средний заработок годовых рабочих от 15 до 75 рублей в год, сдельных рабочих – заработок 100 – 150 рублей. Заработок мастеров 150 – 350 рублей в год. Фабрика перерабатывает в течение года до 3 тысяч пудов шерсти, испанской и российской т.н. «перегон». Это позволяет выпускать ткани средних и высших сортов. На фабрике имеется паровая машина с водоподъемником бельгийского производства ФОТЮ и Дельяш».

Сдельные рабочие находились на собственном продовольствии, а годовые рабочие – на хозяйском продовольствии, поэтому такая разница в оплате тех и других.

Дело процветало. Машковский вошёл в круг самых богатых фабрикантов посада. Последние новинки технического прогресса раньше появлялись у Машковского. В 1870-х годах Иван Патрикиевич первым в Клинцах поставил у себя на фабрике сельфактор на 150 веретен. Сельфактор – это самопрялка с квадрантом в форме замкнутой кривой, что позволяло механизировать прядение и сделать процесс непрерывным.

В 1886 г. первое электричество для освещения цехов появилось на фабрике И.П. Машковского. Жители посада по вечерам сходились подивиться на «чудесный огненный шар», загоравшийся посреди фабричного двора.

В 1865 г. Машковский впервые выставляет свои ткани на Всероссийской Промышленной выставке в Москве и получает первую медаль. В последующие годы суконные ткани разных сортов фабрики Машковского получают высокую оценку на мануфактурных и промышленных выставках в разных городах России, откуда Иван Патрикиевич привозит награды. В 1878 г. товары фабрики Машковского получают почетный отзыв на Всемирной выставке в Париже. В этом же году в Вене ткани Машковского заслужили бронзовую медаль. На Варшавской выставке в 1880 г. Ивану Патрикиевичу вручают Похвальный лист. В 1882 г. на Московской Всероссийской Промышленно-художественной выставке Машковский удостаивается серебряной медали за сукна стоимостью от 2 до 3 рублей за штуку, крашеных в шерсти. Столь высокая оценка качества тканей фабрики Машковского при низкой себестоимости товара свидетельствует о значительном для своего времени техническом оснащении предприятия и о культуре производства. Участие в выставках позволяет фабриканту заключать новые выгодные сделки. Ткани фабрики И.П. Машковского были отмечены и на выставках 1883, 1884, 1888 и 1889 годов.

В 1860-х годах начинается общественная деятельность Машковского. В 1863 году Иван Патрикиевич – ратман клинцовской ратуши. А в конце 1860-х годов Машковский был избран клинцовским Посадским Головой. Это – годы реформаторских преобразований в России, начатых правительством Александра II в 1861 году отменой крепостного права. Первого января 1864 г. император Александр II подписал указ о введении в действие положения о губернских и уездных земских учреждениях, положивший начало созданию органов местного самоуправления – Земства. Тогда же, в 1864 г., началась судебная реформа, введен суд присяжных, адвокатура, мировые суды, провозглашен принцип независимости судей, гласность и состязательность судебного процесса. Позже, в 1874 г. был сокращен срок действительной службы в армии и введена всеобщая воинская повинность.

И.П. Машковский в 1864 г. был уполномочен посадским обществом принять участие в первом заседании Суражского Уездного Земского Собрания и в дальнейшем, в течение 20 лет, оставался бессменным гласным Уездного Земства. Представляя в Суражском Земстве Клинцовское посадское общество, Посадский Голова защищал интересы всех слоев жителей посада: мещан, купцов, предпринимателей.

Клинцовские текстильщики, имевшие тесные экономические отношения с Польшей, Германией, Ригой, Москвой, Санкт-Петербургом, Киевом, Харьковом, Ростовом-на-Дону, остро нуждались в современных средствах связи. Работа в составе Уездного Земского Собрания позволила в определенной степени ускорить решение вопросов, жизненно важных для промышленного общества посада.

В 1854 г. в Клинцах открыт почтовый станционный пункт. С появлением Земства начались хлопоты об ускорении строительства почтовой дороги от Клинцов до Пропойска через Сураж. В 1870 г. состоялось открытие почтового тракта из посада Клинцы в уездный город Сураж с учреждением в посаде Клинцы почтовой станции.

Другой, более современный вид связи – телеграф, впервые в 1840-х годах соединивший Санкт-Петербург и Варшаву, был по достоинству оценен прежде всего деловыми людьми. В 1868 г. на очередном заседании Суражского Уездного Земского Собрания (УЗС) прозвучало сообщение, что Черниговская Губернская Управа планирует проведение телеграфной линии связи через Черниговскую губернию. В 1869 г. клинчане стали торопить Суражское УЗС с решением этого вопроса. Клинцовская делегация во главе с И.П. Машковским объявила Уездному Собранию о готовности клинцовского общества взять часть расходов на себя – до 600 рублей серебром, если телеграфная линия будет проведена через Клинцы с устройством в Клинцах телеграфной станции. К сожалению, потребовалось еще несколько лет хлопот, чтобы в 1874 г. в Клинцах появился телеграф.

Энергичные клинцовские предприниматели столкнулись с тем, что решение многих вопросов в Уездном Земском Собрании было обречено на длительное согласование с губернским Земством и министерствами.

Немаловажным тормозом на пути к быстрому и деловому решению неотложных вопросов, поднимаемых клинчанами, было нежелание помещичьего большинства Уездного Земского Собрания способствовать развитию промышленности в старообрядческом посаде из чисто сословного инстинкта превосходства помещиков над безродными фабрикантами-капиталистами, презренными «раскольниками», этими «наглыми выскочками», несоизмеримо более богатыми и удачливыми, нежели они сами.

И еще клинчане поняли, что промышленный посад, в три раза превосходящий уездный город по числу жителей, с более чем двухмиллионным годовым оборотом капитала всех предприятий (в 1867 г.), находясь в подчинении бедного уездного города, где проживают одни помещики, не имеет права на государственные субсидии для строительства Земского банка, Земской больницы, гимназии, училища. Согласно положению о статусе уездного города, эти учреждения в первую очередь должны быть размещены в уездном городе – в Сураже. При этом клинцовские фабриканты своими земскими налогами наполняли значительную часть Суражского уездного земского бюджета.

Клинцовские предприниматели, привыкшие действовать быстро и решительно, увлеченные мыслью, что способны поднять уездное Земство на более высокий уровень, задумали перенести уездный центр из Суража в Клинцы. В 1867 г. клинцовская Посадская Дума вошла в правительство с ходатайством о придании посаду Клинцы статуса уездного города, что встретило бурный протест со стороны помещичьего большинства Суражского Уездного Земского Собрания. После настойчивых официальных возражений Суражской Уездной Земской Управы, в основу которых было положено запугивание правительства надуманной угрозой государству и Православной Церкви, исходящей от старообрядцев, правительство оставило просьбу клинчан без удовлетворения.

Более удачной оказалась борьба клинцовских промышленников за обладание железной дорогой. С 1850-х годов в России началось интенсивное строительство железных дорог. В 1873 г. министр путей сообщения предложил правительству построить Полесскую железную дорогу от Бреста через Гомель на Брянск, которая должна была открыть доступ к лесным богатствам Полесья и дать выход из центра России на запад. Завершающим звеном Полесской железной дороги должна была стать ж/д. ветка от Гомеля до Брянска. В 1874 г. начались изыскательские работы. На трассе Брянск – Гомель – Мозырь работала изыскательская партия инженера Фуфаевского.

В июне 1879 г. в Смоленске состоялся съезд Городских Голов, где обсуждался вопрос о направлении проектируемой через Черниговскую и Смоленскую губернии железной дороги (см. Журнал Новозыбковского уездного земского собрания за 1879 г., с. 99). В проект было заложено проведение железной дороги Брянск – Гомель на равном расстоянии (около 15 км) между городом Стародубом и посадом Клинцы, что в целом сокращало протяженность железной дороги.

 Заслуга И.П. Машковского перед потомками в том, что он доказал преимущество прокладки железной дороги через промышленный посад Клинцы, а удлинение протяженности ветки между Брянском и Гомелем окупится через снижение расходов на доставку от железной дороги тяжёлых стальных станков, тысяч пудов шерсти, которую до сих пор производили на санях и на телегах.

Окончательный план строительства железных дорог в Полесье был утвержден Александром III 14 февраля 1883 г., а 1 мая началось его осуществление. На этапе проектирования обсуждался также вопрос, в каких местах под полотном железной дороги создать проходы для прогона крестьянского стада на пастбище и обратно и для миграции диких животных. Какими разумными и дальновидными были наши предки! Такие «проходы» под железной дорогой сохранились до сих пор.

Торжественное открытие движения по северо-восточному участку Полесской железной дороги Брянск – Гомель состоялось 8 августа 1887 г. при большом стечении народа. Поезд шел от Брянска, останавливаясь на крупных станциях. Старик Машковский, бывший Посадский голова, а теперь гласный Городской Думы, присутствовал на станции Клинцы при торжественной встрече первого поезда.

Реформирование России затруднялось рядом пережитков средневековья, сохранявшихся в бурно развивающейся стране: нищетой населения, неграмотностью и рабским мышлением крестьян, не знавших собственности на землю, отсутствием земельного кадастра, развитой системы оценки недвижимости, развитой системы налогообложения земли и строений.

Вследствие несовершенства системы налогообложения Суражское Земство собирало нищенский бюджет и было не в состоянии масштабно заниматься здравоохранением и народным образованием. Только в 1876 г., через 12 лет от начала Земской реформы, Суражское Земство сумело изыскать средства для организации медицинской части в уезде в составе двух врачебных участка: в уездном городе Сураже и в большом селе Попова Гора, и пригласить двух врачей. Посад Клинцы оставался без земского врача.

Эпидемия холеры, охватившая Россию в середине 1860-х годов, уносила ежегодно тысячи жизней, что побудило правительство издать в 1866 г. закон об обязательном устройстве при фабриках больниц из расчета 10 коек на каждые 1000 рабочих мест, при условии бесплатного лечения. Первая в Клинцах фабричная лечебница на 16 кроватей была построена в 1868 г. на средства фабрикантов и разместилась в той части Петропавловского переулка, который получил название Больничный (теперь часть улицы Кюстендильской в квартале между ул. Советской и ул. Александрова). При Машковском было построено кирпичное здание «больницы всех фабрикантов» взамен деревянного и увеличено количество коек.

Больница обслуживала только «сдельных» (постоянных) рабочих, то есть жителей посада, которых насчитывалось около полутора тысяч человек, а не годовых – крестьян из окрестных деревень, число которых колебалось от 3 до 10 тысяч человек. Жители посада, не работающие на фабриках, пользоваться фабричной медициной не имели права.

В 1879 г. Посадский Голова Иван Машковский от лица Клинцовского Общественного Управления поднял в Уездном Земстве вопрос о назначении земского врача в посад Клинцы и обещал, что клинцовское общество обеспечит врача необходимыми удобствами (Журнал Суражского УЗС 18.10.1879).

В 1880 г. клинцовская посадская Дума выделила на ул. Красной (ул. Гагарина) дом под квартиру врача и приемный покой на 4 койки. В докладе Уездной Земской Управы сообщалось, что клинцовская Посадская Дума по соглашению с врачом ассигновала на уплату квартиры и приемного покоя 225 рублей в год. Первым врачом Клинцовского медицинского участка стал Александр Григорьевич Герасимов. Но в 1883 г. Клинцовский участок был закрыт на два года.

Стараниями Ивана Патрикиевича Машковского «в 1884 г. медицина в посаде Клинцы с населением почти семь тысяч человек была представлена фабричным врачом Петром Демьяновичем Руденко, вольнопрактикующим врачом Иосифом Людвиговичем Снарским, одной вольнопрактикующей акушеркой и двумя фельдшерами. Имелась аптека провизора Юшкевича. Активно велось оспопрививание детей и взрослых» (Земский сборник Черниговской губернии 1884, № 3, с. 221 – 222).

Деловой подход И.П. Машковского и его участие в решении многих вопросов, обсуждаемых в Уездном Земстве, сделали Главу клинцовского посадского общества уважаемым и авторитетным человеком. В 1868 г. Машковский был избран Почетным мировым судьей, а 1880 г. по представлению Суражского Земства становится гласным (депутатом) Черниговского Губернского Земского Собрания, где защищает интересы Суражского уезда.

Следует сказать, что в работе Суражского Уездного Земского Собрания тон задавали клинцовские гласные. Они постоянно ставили на обсуждение вопросы жизненно важные для промышленного посада, для его растущей текстильной промышленности и крепнущей экономики. Одним из таких вопросов было открытие в промышленном посаде банков.

Банковское дело в России, зародившись в 1860-е годы, переживало в 1880-е годы временную депрессию, но без банков вести предпринимательскую деятельность становилось все сложнее. Клинцовские деловые круги почувствовали это давно. Согласно докладу Головы Города, «Городской общественный банк был открыт в Клинцах в 1882 г.» (Из Доклада Головы Города В.А. Федотова 22 марта 1907 г. // Перекрестов Р.И. Клинцовский летописец. Кл. 2007. С. 13)

В 1883 г. И.П. Машковский от лица посадской Управы обратился к Уездному Земскому Собранию с просьбой открыть в Клинцах отделение Государственного банка. (Журнал заседаний Суражского УЗС 1883 г.)

В 1870-х годах в Суражском уезде началось строительство сельских земских школ с бесплатным обучением детей. Согласно закону, каждая школа должна была иметь своего попечителя. Попечителей избирали на Уездном Земском Собрании из числа гласных и облекали определенными обязанностями. В 1882 г. И.П. Машковский вошел в состав Попечительского совета, а свою деятельность в качестве попечителя Кулажской волости начал с того, что построил на свои средства и подарил Кулажскому обществу школьное здание. Существовавшая в селе Кулаги с 1875 г. школа была тесной и очень бедной. Земские отчисления на содержание сельских школ были скудными. Иван Патрикиевич стал ежегодно выделять деньги на приобретение учебников, учебных пособий, на ремонт здания. Это дополнительно к тем средствам, что ежегодно отчисляло земство. В 1886 г. Иван Патрикиевич подарил школе икону и бюст царя-реформатора Александра II. В те годы общество было потрясено цареубийством, совершенным террористами-фанатиками, и повсюду в память об императоре-освободителе строили часовни, его именем называли училища, улицы.

С деятельностью И.П. Машковского связано открытие в Клинцах в 1877 г. первого мужского Городского двухклассного училища смешанного обучения, разместившегося поначалу в одном из корпусов бездействующей Зубовской (бывшей Акима Вас. Степунина) фабрики, находившейся под конкурсным правлением посадской Управы, а также хлопоты по открытию такого же училища для девочек.

А через два года Машковский вошел в ходатайство перед Министерством народного образования о выделении средств на преобразование 2-х классного Городского училища в 4-х классное с ремесленными классами. Дожидаясь разрешения на столь нужное для промышленного посада училище, клинцовское Общественное Управление самостоятельно приступило к строительству на улице Кумпановка (Пушкинская) здания для 4-х классного училища, вложив в него до 30 тысяч рублей, и в 1881 г. готовое здание было представлено членам Губернской Управы. С 1882 г. начались многолетние ходатайства клинчан о принятии училища на баланс Земства и Министерства Народного просвещения.

В протоколах Суражского Уездного Земского Собрания от 13 октября 1882 г. запечатлен момент рассмотрения ходатайства клинцовского Посадского общества о выделении Губернским Земством средств на содержание будущих классов. С обоснованием ходатайства выступил клинцовский Посадский Голова И.П. Машковский. Фрагмент его выступления был занесен в протокол Собрания. Иван Патрикиевич сказал: «Желание открыть ремесленное училище в Клинцах обусловлено тем, что в настоящее время отрасль технических и механических работ на клинцовских фабриках сосредоточено в руках иностранных специалистов, которые при своих ограниченных знаниях получают каждый по 500 рублей в год. Желательно, чтобы эти деньги поступали в руки русских людей» (Журнал заседаний Суражского УЗС от 13.10.1882 г.). Ремесленное училище было открыто только в 1895 г.

Ремесленая школа в Клинцах. 1895 г. Фото из архива автора

Скупые строки протокольной записи доносят самое главное – гражданскую позицию русского предпринимателя, патриота, мыслящего по государственному. По-видимому, живое выступление Машковского было более эмоциональным и аргументированным, чем краткая запись в протоколе. Было принято решение: «Вступить в ходатайство перед Губернским Земством по данному вопросу».

Пребывание И.П. Машковского во главе посадского общества было омрачено опустошительным пожаром, случившимся в 1871 г. на фабрике М.Б. Кубарева (Верхнего Кубаря). Вместе с фабрикой сгорели еще 300 домов. Пострадал клинцовский Общественный дом, в котором находилась Посадская управа. [План на перестройку Клинцовского Общественного дома после пожара (Дело 18.12.1878 – 12.04.1879) // ГАЧО Ф. 127, оп. 10, д. 315].

И.П. Машковский был постоянным щедрым благотворителем, делавшим вклады в клинцовские монастыри и в общину клинцовских старообрядцев. После присоединения в 1846 г. части клинцовских старообрядцев к господствующей Церкви на правах единоверия две церкви Вознесенская и Троицкая были переданы единоверцам, и большая часть старообрядческого населения посада Клинцы осталась без приходских церквей. Клинчане, не присоединившиеся к единоверию, деятельно поддержали старообрядческую иерархию Белокриницкого поставления, рукоположенную Греческим митрополитом Амвросием, служившим до этого на Босно-Сараевской кафедре. В 1846 г. Митрополит Амвросий присоединился к старообрядцам Белой Криницы, находившейся тогда в пределах Австрийской империи и рукоположил первых старообрядческих иерархов. Правительство Николая I в ответ на это усилило гонительную политику по отношении к старообрядцам, резко ущемив их в гражданских и в религиозных правах.

Александр II прекратил в 1858 г. аресты священства Белокриницкого поставления, после чего начался период медленного и томительного возвращения старообрядцам утраченных ими гражданских прав и религиозных свобод.

В 1875/76 гг. И.П. Машковский хлопочет и получает разрешение на строительство в Клинцах старообрядческой церкви во имя Преображения Господня по ул. Кумпановке (Пушкинская), вкладывает в строительство собственные деньги.

В 1885 г. престарелый и больной Машковский уходит с общественной работы, уступив место Посадского Головы Николаю Васильевичу Филатову.

Скончался И.П. Машковский 19 сентября 1890 г. и был погребен в Клинцах на старом Зубовском кладбище.

Ещё при жизни И.П. Машковского был создан Торговый дом «Иван Машковский с сыновьями». Перед смертью «И.П. Машковский завещал Посадской управе на дела благотворительности 19 000 рублей». (Журнал заседаний Клинцовской Городской Думы 27 марта 1908 г. // ГАЧО Ф. 145, оп. 1, д. 404, л. 41 об.).

Торговый дом «Иван Машковский с сыновьями»

С годами имя и дела Посадского Головы забылись. Только документы той поры, сберегающие имена и дела современников, способны беспристрастно рассказать о них.

Послесловие

В 1996 г. я посетил старое Зубовское кладбище, где не был с детства. На месте бывшего кладбища со склепами и большими надгробными камнями, покрытыми текстами эпитафий, я обнаружил «комсомольский парк», устроенный в 1960-е годы, к этому времени уже пришедший в полное запустение. Пройдя челноком по всему кладбищенскому пространству, я обнаружил три надгробных камня, вросших в землю и укрытых пожухлой августовской травой, танцплощадку («на костях»), а в центре парка Феликса Дзержинского в длиннополой шинели, с каменным лицом, строго взирающим с пьедестала на происходящее вокруг безобразие.

На одном надгробном камне, опрокинутом с постамента и уже вросшем в землю, я прочёл надпись: «Здесь покоится тело раба Божьего Ивана Патрикиевича Машковского, клинцовскаго первой гильдии купца, скончавшагося 19 сентября 1890 года на 73 году от рождения. Родился 1 января 1818 г. День ангела 7 января».

Надгробный камень И.П. Машковского на Зубовском кладбище 1996 г. Фото автора

И подумалось: Божьим провидением было уготовано надгробному камню Ивана Машковского пережить лихолетье и остаться невредимым. На следующий день я привел на кладбище нескольких прихожан Преображенской церкви, рассказал об Иване Патрикиевиче, о его благотворительном вкладе в строительство храма Преображения и предложил перенести памятник на погост старообрядческой церкви, чтобы сберечь для потомков имя человека, много сил отдавшего служению родному городу. Среди присутствующих был мальчик Миша Смирнов. Всю зиму я собирал в архивах материалы о жизни И.П. Машковского, а 4 сентября 1997 г. в клинцовской газете «Труд» опубликовал статью о И.П. Машковском, в которой повторил предложение спасти и сохранить памятник Посадскому Голове.

Памятник И.П. Машковского на погосте Преображенской церкви в наши дни. Фото отец Михаил

Спасение надгробного камня Посадского Головы Ивана Патрикиевича Машковского затянулось на двадцать лет, пока молодой священник Преображенской церкви, помня о моей просьбе, не перенес камень на погост Преображенской церкви. Имя священника Михаил Смирнов. Да хранит его Господь!

Митрополит Корнилий на открытии памятника Машковскому. 2018 год

Камень Машковского на погост был перенесен в 2018 г. Открытие памятника было приурочено к посещению старообрядческой общины города Клинцы митрополитом Корнилием. 

© Ромуальд Перекрестов

error: Content is protected !!