25 октября, 2021

Литовский шлях. Дорогой преподобномученника Афанасия Брестского

Говоря о прошлом Клинцов и его округи, нельзя не упомянуть о событиях, которые происходили на этой земле в период, предшествующий основанию города. Некоторые из них хоть и связаны с яркими историческими личностями, но до сих пор остаются в тени. История, которой хочется поделиться с читателями, раскрывает некоторые подробности путешествия святого преподобномученника  Афанасия, игумена Брестского, из Речи Посполитой в  Российское царство.

«Блажен еси, отче наш Афанасие, яко верно пожил еси, стоя бодренно за святую Православную веру, со умилением присно поя неседальное Пречистей, заповедуя никомуже нарушати Православныя веры святыя, пострадав за свидетельство истины даже до смерти».

(Тропарь преподобномученнику Афанасию, игумену Брестскому)

Вначале стоит немного остановиться на биографии этого выдающегося человека, чья личность служит примером мужества, стойкости, самопожертвования и преданности вере.

Святой преподобномученник Афанасий Брестский. Икона

Афанасий Брестский (Филиппович) родился в конце 16 века на территории нынешней Западной Белоруссии. Получив хорошее образование и в совершенстве овладев несколькими языками, он служил домашним преподавателем при дворе канцлера и великого гетмана литовского — Льва Ивановича Сапеги. В обязанности молодого учителя входили занятия с Яном Фаустином Лубой, которого поляки выдавали за сына московского царевича Дмитрия (Лжедмитрия II). Догадавшись, что воспитывает очередного самозванца, Афанасий оставил службу в 1627 году. Затем после  принятия монашеского пострига в Виленском Свято-Духовом монастыре он отправился на послушание в Кутеинский монастырь. По возвращении в Вильно Афанасия возвели в сан иеромонаха. А через год он стал наместником игумена Пинского Дубойского монастыря.  Но вскоре власти эту обитель закрыли, насельников разогнали, а всё имущество и  постройки отдали иезуитам.

Всю оставшуюся жизнь Афанасий Филиппович отдал борьбе с притеснениями православной веры. О том, с какими испытаниями и трудностями приходилось сталкиваться на своем пути, рассказывается в Диариуше (дневнике), написанном самим преподобным.

Титульный лист Диариуша Афанасия Брестского

Так, однажды во время молитвы в келье Афанасий услышал голос свыше: «Царь московский созиждет Мне Церковь! Иди к нему». И в конце осени 1637 года Афанасий Брестский со своим послушником Онисимом Волковицким спешно отправляется в знаменитое путешествие к царю московскому.

Со стороны поездка эта в те годы выглядела как чистой воды авантюра. Не имея обязательных королевских документов, в разгар казацких бунтов и ужесточения пропускного режима на границе отправиться не просто в другое государство, а лично к царю московскому. Даже послушник  преподобного, в конце концов, разуверился в этом отчаянном предприятии.

«Выехал я из монастыря, никому больше ни слова не сказав. Клобук подшитый с головы моей свалился, а я и не вернулся за ним..

И так пустились мы в ту дорогу, на имя Иисуса Христа полагаясь: на Пропойск, на Попову Гору, На Стародуб, к Трубецку». 

Тогда, в первой половине 17 века и Попова Гора (современный пгт Красная Гора), и Стародуб в составе Великого Княжества Литовского относились к приграничным землям Речи Посполитой.

Нелестные воспоминания оставил Афанасий Брестский о пребывании в этих двух городах:

«В Поповой Горе конь в ночи сошёл со двора, или же кто его взял оттуда. Когда же о том я утром спрашивал и дознаться о том хотел, тогда нас мало что не забили до смерти..

В Стародубе, на пустыре, пьяницы много нас беспокоили».

Между этими населёнными пунктами по прямой 91 километр, а по современной трассе 108 километров. По зимней, занесённой снегом дороге это не менее двух дней пути. Плюс время на отдых и ночлег. Попробуем уточнить маршрут движения  Афанасия и его спутника от Поповой Горы до Стародуба.

 Самые первые письменные свидетельства существования регулярного сообщения на этом отрезке пути есть в Радзивилловских актах (Описание дорог из Минска на Северщину). Они  относятся к 16 веку, а точнее к 1534г. В документе упоминаются три дороги, ведущие в Стародуб.

Первая дорога: «На Олучичи. На  Дроков. На Мглин. От Мглина до Стародуба 8 миль».

Вторая дорога: « На Попову Гору. На Смялеч. На Лышъчичи. От Лышчич 4 мили до Стародуба».

Третья дорога: «От Немкович к Верещакам. От Верещак к Унуковичом.. От Унукович к Медведником. От Медведенок к Стародубу 3 мили».

Само собой, нас интересует вторая, где обозначен маршрут Попова Гора – Стародуб.

Следующим населённым пунктом после Поповой Горы в источнике указан Смялеч. Известный белорусский ученый, специалист в исторической географии, кандидат исторических наук Виктор Николаевич Темушев ошибочно отождествлял это село с нынешними Смолевичами Клинцовского района.

Карта территории Гомельского уезда в 1500 — 1535г. Из книги В.Н. Темушева

 На наш взгляд, путь пролегал через село Смяльч (современный Гордеевский район), далее вдоль берега реки Ипуть до нынешнего села Ущерпье Клинцовского района, где находилась переправа через реку. Потом дорога шла в сторону современных сёл Рожны, Тулуковщина, Ольховка (Чертовичи) Клинцовского района.

На наличие старого тракта на этом участке указывают документы первой половины 18 века. В « Генеральном следствии о маетностях Стародубского полка» находится упоминание «шляху литовского», который проходил ещё в 1716 году где-то между деревней Смяльч и селом Ущерпье.

Алексеев В.П. в книге «Брянские люди XVIII века» приводит сведения о границе грунтов села Рожны во второй половине 18 века, где тоже упоминается, по свидетельствам старожилов, старая дорога: «а Туросною прошедши вниз дорогами: старой, идучей с Чертович и из Рожнов тою дорогою между сенокосами Злени в реку Ипуть и Ипутью прошедши вниз до перевоза».

Ещё одним подтверждением гипотезы являются монетные клады, которые в большом количестве встречаются на этом отрезке пути. В брошюре И.М. Полозова и Г.П. Полякова «Клады рассказывают: О развитии денежного обращения на Брянщине» сообщается о нескольких крупных находках монет 16 – 17 веков у села Чертовичи (Ольховка) Клинцовского района. Также в разное время были найдены клады русских и польско-литовских монет (17в.) у села Смяльч, (16 – 17вв.) у села Ущерпье, (16-17 вв.) у села Тулуковщина.

Монеты 16 — 17 вв.

Таким образом, география нумизматических находок полностью совпадает с маршрутом старой дороги из Минска на Северщину на участке Попова Гора – Стародуб. Вероятно, этим же «литовским шляхом» в начале 17 века Лжедмитрий II добрался из одного вышеназванного города в другой.

В 18 веке на этой территории основываются новые населённые пункты, граница государства Российского отодвигается на запад. Вместе с этим значимость старых дорог меняется, образуются новые пути, которые уже не связывают две страны, а только лишь соседние поселения. Старые тракты постепенно зарастают. Поэтому на карте 19 века  «литовский шлях» уже не обозначен.

Собираясь в путь до Москвы, Афанасий Брестский и его послушник не взяли с собой проводника, а, следовательно, маршрут их движения был общеизвестен и не требовал посторонней помощи в навигации. Значит, передвигались они не тайными тропами, а проезжей дорогой, регулярное сообщение по которой было хорошо налажено. Небольшой участок этого пути находился на территории современного Клинцовского района и, возможно, вплотную прилегал к месту, где позднее были основаны сами Клинцы.

Преподобный Афанасий Брестский особо почитаем среди православного населения Польши и Белоруссии. Частицы мощей святого одно время были в Сербии и во Франции. По благословению Священного Синода Русской православной церкви в Бресте основан Свято-Афанасьевский монастырь. В этом же городе установлен памятник Афанасию Брестскому. Однако вызывает сожаление, что нигде на пути следования святого преподобномученника не установлено ни памятного знака, ни таблички о его пребывании на этих землях.   

© Павел Чирков

Благодарим Дмитрия Боленка за помощь в подготовке материала.

error: Content is protected !!