Для связи с проектом

30 сентября, 2022

Месть  отчисленного  кляузника.  Из истории Клинцовского текстильного техникума

18 января по старому стилю 1908 года на педагогическом совете Клинцовского среднего технического училища среди прочих вопросов особое внимание было уделено возмутительному «Письму в редакцию» от некоего А.Ф. Агеенко. Эпистола из Суража была опубликована 10 января в общегосударственной, ежедневной газете «Русская земля», издателем и редактором которой был А. Суворин. Примечательно, что с этим человеком судьба сведет нашего фабриканта Г.К. Сапожкова в Белграде, в эмиграции. Эта отдельная, интересная история, еще ждет своего рассказа, а пока давайте познакомимся с содержанием письма, которое взбудоражило педагогический коллектив училища. Текст письма публикуем без редактуры, взят он непосредственно из 563-го номера газеты «Русская земля».

Газета «Русская земля». 1908 год. Архив НРБ

«Из многочисленных гнилых источников революционной грязи наибольшее зло причиняет «Вестник Знания», издаваемый Евреем Битнером. Это гнойник на теле нашей общественной жизни, нагло присвоивший себе громкое имя «Вестник Знания». Прикрывшись этой вывеской, он несет в деревню грязь и ложь, этой грязью он питает сельских учителей, учащихся подростков, и под нею тонут молодыя души, не могущия своими силами отличить правды от лжи, истинные знания от шарлатанства.

Помимо всего этого, не ограничиваясь издательским предприятием, приносящим ему рубли доверчивых русских обывателей, Еврей Битнер покрывает провинцию сетью кружков так называемых союзов «Вестника Знания», открывает библиотеки своего (!) имени. Этот жид направляет свои грязные лапы исключительно на подрастающее поколение и сельских учителей. Кажется, очевиден огромный вред, приносимый этим революционным гнойником, и все же он явно и безнаказанно пускает свои паразитные корни в молодую почву будущей Руси.

И в наших краях этот гнилой источник пролил достаточно гноя. В Клинцах открылся еще в прошлом году такой кружок еврейского союза Битнера, и этим началось дальнейшее развращение и так уже достаточно развращенной, ничему не учащейся местной молодежи. Местное техническое училище давно известно, как гнездо революционеров. Несколько учеников его уже арестованы и содержаться в тюрьмах, а с открытием «союза Битнера» приходится ждать еще большего развращения и гибели учащихся подростков. Впрочем, есть еще надежда на влияние нового директора на своих учеников…

И до каких еще пор будут существовать у нас гнойники, подобные жидовским «союзам Битнера», до каких пор эта отвратительная и ехидная грязь будет разъедать нашу родину?!..

А.Ф. Агеенко. г. Сураж, Черниговской губернии».

Так что же так возмутило нового директора училища И.А. Колодеева, который в 1907 году сменил на посту своего предшественника И.М. Волковича, и его коллег? И кто такой этот Битнер, деятельность которого вызвала столь отвратительные антисемитские нападки и неприглядные оценки со стороны суражанина?

Самое интересное, что Вильгельм Вильгельмович Битнер был потомком древнего немецкого баронского рода. Отношение в евреям он имел такое же, как автор депеши Агеенко к якутам. Понятно, что Агеенко приплел туда евреев для сгущения краски. Ссылки на вечно виноватых во всем евреев должны были усилить оценочный эффект.

Портрет Вильгельма фон Битнера работы Ильи Репина. Фото из открытых источников

Родился В.В. Битнер в 1865 году, в Ковно (Каунас). С детства увлекали его приключенческие романы, а повзрослев серьезно занялся самообразованием. Самостоятельно изучал химию, биологию, медицину, археологию и антропологию, увлекался фотографией. Собрал внушительную библиотеку, в которой насчитывалось более 15 тысяч томов.

В 1890-е гг. он переезжает в Санкт-Петербург, где начинает журналистскую карьеру. В журнале «Природа и люди» Битнер познакомился с особенностями редакционной работы и издательского дела.

14 января 1902 г. В. В. Битнер подал в Главное управление по делам печати прошение о разрешении издавать журнал «Народный университет», в чем ему было отказано по причине «неудачного заглавия». Тогда и возникло новое название журнала – «Вестник Знания».

«Вестник Знания». В.В. Битнера. Фото из открытых источников

При этом В. В. Битнер проявил завидное упорство: он добился того, что начальник Главного управления по делам печати трижды докладывал министру внутренних дел В. К. Плеве об издании журнала, и три раза ему было отказано по причине вмешательства В. Битнера в действия вооруженных казаков, разгонявших студенческий митинг 4 марта 1900 г. Аргумент министра был следующим: «Человек, который знал, что его могут за это расстрелять, все-таки пошел: это – или фанатик, или неуравновешенный, а таким людям давать печатный орган опасно». В конце концов было поставлено условие: В. В. Битнер должен был предоставить удостоверение от бывшего артиллерийского начальства в своей благонадежности. Удостоверение о том, что за В. В. Битнером «ничего не замечалось», удовлетворило министра, и 16 августа 1902 г. министр внутренних дел В. К. Плеве разрешил издавать «Вестник Знания», правда по урезанной программе (без беллетристики и важных в то время внутреннего и иностранного обозрений).

Первый номер журнала «Вестник Знания» вышел 14 февраля 1903 г. В. В. Битнер оставался бессменным его редактором до 1918 г., когда журнал прекратил свое существование.

Что касается кружков, о которых пишет Агеенко, то они явились результатом кропотливой систематической работы В. В. Битнера с читателями журнала «Вестник Знания» . На частных квартирах они организовывали читальни, в которых занимались самообразованием, обсуждали научно-популярные статьи «Вестника Знания», создавая таким образом общества или кружки.

Издания Вильгельма Битнера

В начале 1906 г. В. В. Битнер выступил с идеей сплочения всех таких кружков в рамках Союза «Вестник знания». В 1906 г. был опубликован Устав Союза «Вестник Знания» . Цель организации, согласно уставу, была в создании повсеместно в России новых научно-просветительных учреждений.

Эта инициатива была поддержана читателями журнала. Во многих городах Российской империи стали возникать отделы Союза, объединявшие местные кружки. Возник такой кружок и в Клинцах. Члены Союза называли себя «вестникознаньевцами». У них был и свой отличительный значок. Он выступил и в качестве эмблемы издательства «Вестника Знания».

Эмблема «Вестника Знаний». Фото из открытых источников

Нападки на Битнера, вполне естественный для того времени антисемитизм и увещевания прекратить «разъедание родины ехидной и отвратительной грязью», не вызвали у педсовета училища никакого возмущения.  Возможно, будь в претензиях Агеенко только эти моменты, статья прошла бы совершенно незамеченной клинцовскими преподавателями. Но вот фразы, согласно протокола заседания педагогического совета, «местное техническое училище давно известно как гнездо революционеров» и «ничему не учащаяся молодежь», выставляли учебное заведение в очень неприглядном виде. Было решено отправить в газету опровержение, автором которого стал один из членов педсовета А.А. Либерман. В Национальной библиотеке мы отыскали номер, в котором был опубликован  ответ из Клинцов.

«Многоуважаемый господин редактор! На основании ст. 139 устава о цензуре и печати прошу согласно постановлению педагогического совета от 18-го января сего года клинцовского среднего семиклассного технического училища с ремесленной при нем школой поместить следующее опровержение:

В газете вашей от 10-го января сего года помещено «Письмо в редакцию», подписанное А.Ф. Агеенко, из г. Суража, Черниговской губернии; автор статьи позволяет себе, не приводя достоверных фактов, а выражаясь в общих словах, про вверенное мне училище выразиться так: «местное техническое училище давно известно, как гнездо революционеров», а про учащихся: «ничему не учащейся местной молодежи». Неужели автор заметки не понимает, какую ответственность он берет на себя, отзываясь таким образом об училище и набрасывая тень на учеников и педагогический персонал его? Из дел училища видно, что из 253 учеников было арестовано за все время существования училища только четверо; двое из них за отсутствием улик были через неделю освобождены, а двое находятся под следствием.

Эти факты еще не дают права говорить про училище, как гнездо революционеров; злоупотреблять подобными выражениями в переживаемое время неосторожно, если не выразиться: недобросовестно. Чтобы судить об успешности и серьезности занятий в училище, надо стоять близко к училищу, знать отношение всех преподавателей к оценке знаний учащихся, иметь сведения о числе перешедших в следующие классы и т.д., и если бы автор заметки г. Агеенко был в таких условиях , то не решился бы сказать про учеников: «ничему не учащаяся молодежь».

Конечно, как и во всех учебных заведениях, бывают и в клинцовском училище совершенно не успевающие ученики; в числе их был и некий А.Ф. Агеенко. Подписи городского головы и членов педсовета».

Ответ-опровержение был дополнен и заметкой от редакции «Русской земли».

«Остается только порадоваться, если известия г. Агеенко оказались преувеличенными. «В семье не без урода», и если из 253 учеников замешано было только четверо в политике, то по нынешним временам — это благодать»…

Времена меняются, не меняются только люди. Предостаточно и сегодня «уродов в семье» вроде Агеенко, отчисленного за неуспеваемость, затаившего обиду неудачника. Как правильно заметил Сергей Довлатов — Сталин, конечно, полный урод, но я хочу спросить, а кто написал четыре миллиона доносов?

Вот это трепетное «как бы чего не вышло» отношение к инакомыслию со стороны взрослых, образованных людей.

Радует, что 100 лет назад и сейчас в нашем городе есть толковые, умные, думающие люди, однако, стоит признать, что спустя и век не исчезло из нашей жизни мракобесие, боязнь знаний, прогресса и науки, какого-то дикого неприятия свежей мысли, альтернативных политических идей и цивилизованного пути развития. Именно поэтому «благодать», о которой говорила «Русская земля», через девять лет для России закончится катастрофой.

©Вячеслав Федоров

error: Content is protected !!