30 ноября, 2021

Об отъезде предводителя Новозыбковского дворянства князя Долгорукова в Чернигов

Князь Долгоруков Н.Д. Художник Рашевский И.Г.

Как известно, 28 января (все даты приведены по старому стилю) 1888 года Черниговский губернатор утвердил князя Николая Дмитриевича Долгорукова (1858-1899) в должности предводителя дворянства Новозыбковского уезда.

Именно на этом поприще раскрылся весь его талант бескорыстного служения Отечеству и ближнему. Возглавляя благородное сословие, князь отдавал собственные силы за други своя, униженных и обездоленных, трудился в первую очередь для пользы крестьян, врачей и учителей. Следуя благородным целям и заветам своих предков, он направил всю внутреннюю энергию на развитие народного просвещения и врачебного дела, преумножение и совершенствование сельскохозяйственных знаний. Являлся активным сторонником земства, в котором видел великое будущее России.

«Местному самоуправлению, его здоровому и правильному развитию я придаю такое важное значение в жизни государства, что не верить в будущность земства равносильно для меня отсутствию веры в будущность России», — эти замечательные слова князя облетели всю империю, взволновав интеллигенцию и прогрессивное общество.

Высоко оценивая заслуги Долгорукова в деле народного образования, медицины и сельского хозяйства, в конце XIX столетия местные жители в лице членов Новозыбковской городской Думы обратились к Государю Императору с прошением о присвоении ему звания Почетного гражданина, которое на Высочайшем уровне было удовлетворено.

Ответственное служение князя было отмечено и губернской властью. За успехи в развитии земского дела и достигнутый при этом положительный результат, черниговские дворяне в октябре 1896 года избрали князя Долгорукова Н.Д. своим предводителем.  

Избрание князя Долгорукова Н.Д. губернским предводителем дворянства. Черниговские губернские ведомости от 25.10.1896 № 951
Граф Г.А. Милорадович. Предшественник князя Долгорукова Н.Д. на посту губернского предводителя дворянства. Фото из архива автора

Отъезд князя и его супруги Марии Павловны в Чернигов состоялся 11 декабря 1896 года.

Накануне княгиня Долгорукова в своем личном дневнике напишет: «2 ноября, суббота. Такие минуты, как мы переживали за эти последние дни, не всегда бывают! Это останется одним из лучших воспоминаний моей жизни! Дорогой мой, хороший Никола. Какой он чудесный человек! И как я рада, что его все оценили и так любят. Он блестяще был избран! Ликование было общее и не притворное. Не могу сказать до чего нас тронули наши новозыбковцы. Сколько было показано сердечности. И в Чернигове, куда я ездила после выборов, нас приняли с распростертыми объятиями. При таких условиях приятно начинать жизнь».

Князь и княгиня Долгоруковы. 1880-е гг. Фото из архива автора

Об отъезде Долгоруковых большая статья была напечатана в Черниговских губернских ведомостях № 1003 от 17 декабря 1896 года.

Отъезд из г. Новозыбкова князя Николая Дмитриевича и княгини Марии Павловны Долгоруковых

/Текст адаптирован к современной орфографии, пунктуация с оригинала сохранена/.

Новозыбков. 11 декабря. Вчера отсюда уехал к месту новой службы князь Н.Д. Долгоруков, недавно избранный на должность Черниговского губернского Предводителя Дворянства. Зал Новозыбковского вокзала едва мог вместить всех желавших проводить князя и княгиню Долгоруковых. Отъезду их предшествовали такие горячие проявления симпатий и благодарности со стороны всех слоев местного общества, каких еще не приходилось видеть в Новозыбкове, да, вероятно, что по своему единодушию и восторженности такие проявления симпатий вообще редки, и исключительны не только для Новозыбковского уезда. Личность князя Николая Дмитриевича отодвинула на несколько дней все другие интересы местного общества, сосредоточив на себе все наше внимание, что выразилось, как в задушевном характере, так и в небывалых размерах чествований. Этому предмету и будет посвящена настоящая заметка.

Вскоре после Дворянского Собрания, которое почти с невиданным в подобных случаях единодушием высказалось в пользу князя, господа земские начальники Новозыбковского уезда поднесли князю Н.Д. Долгорукову в знак памяти об общих трудах – золотой порт-папирос; а затем среди населения началось подготовление разностороннего выражения добрых чувств покидающему наш уезд деятелю.

5-го декабря в помещении земского собрания преемник князя – Новозыбковский Предводитель Дворянства А.А. Муханов прочел нижепомещенный адрес, покрытый множеством подписей. Поднесенный князю в роскошном бюваре, украшенный рисунками художника Каразина, адрес этот своим содержанием доказывает, что население сумело оценить заслуги уезжающего деятеля.

Художник Каразин Н.Н. Фото из архива автора

Затем депутация волостных старшин поднесла икону Святителя Николая в красивом деревянном резном киоте и один из депутатов – Семеновский волостной старшина Дука от лица депутации прочел адрес, знаменательный в том отношении, что в нем с особою признательностью население благодарит князя за его деятельность в сфере народного образования. Действительно, в период общественной деятельности князя Н.Д. Долгорукова число школ в Новозыбковском уезде почти удвоилось (с 20 на 38). Автор заметки не хочет сказать, что в этой сфере князь был одиноким деятелем в уезде. Напротив он встречал всегда дружную поддержку со стороны наших земцев, которые, однако признают, что князю в этом деле принадлежит наиболее значительная руководящая роль.

Кроме того, почти все волостные старшины вручили князю приговоры многих сельских обществ своих волостей, выражающие благодарность сельского населения за отзывчивость и внимание князя к их нуждам.

Затем депутация от посада Чуровичи поднесла князю на блюде хлеб-соль.

В заключение два земских народных учителя с председателем земской управы А.В. Небольсиным поднесли князю изящной работы альбом с портретами учителей, учительниц, законоучителей и почетных попечителей всех школ уезда. На альбоме краткая надпись: «Сеятелю знаний на ниве народной».

Все эти подношения и ответные на них, исходившие из глубины души, слова князя сопровождались дружными и продолжительными аплодисментами многочисленной публики.

Здание общественного собрания в Новозыбкове. Нач. XX в. Фото с сайта novozybkov.ru

В тот же день 5-го декабря князь Долгоруков Н.Д. присутствовал в зале Новозыбковского общественного собрания на данном ему по подписке обеде, который затянулся до ночи, благодаря обилию тостов и речей. После первых здравиц, провозглашенных А.А. Мухановым, поднялся с своего места здешний член суда, известный Черниговской публике в качестве губернского гласного в прежние годы, С.А. Сребдольский и произнес речь. Оратор заметил, что дружные «ура», потрясшие залу в честь князя и княгини, были безусловно искренние, что плодотворная деятельность князя в Новозыбковском уезде и единодушие, с которым он избран на высокий пост губернского Предводителя Дворянства, доказывают, что в его лице мы чествуем самую популярную личность в губернии. Одни ищут популярности, к другим она приходит сама. Оратор констатировал, что князь принадлежит к последней из указанных категорий: что, оставаясь всегда скромным, он не принимал никаких мер к достижению популярности.

Предводитель дворянства Новозыбковского уезда Алексей Алексеевич Муханов (1860-1907). Фото из архива автора

Обращаясь к своим личным воспоминаниям, С.А. Сребдольский заговорил о том времени, когда князь, впервые избранный почетным мировым судьей, произвел впечатление робкого молодого человека; но вскоре за сим товарищи увидели в нем деятельного и опытного представителя правосудия.

Перечислив многосторонние заслуги князя перед местным обществом, оратор мастерски очертил недавнюю эпоху замены мирового суда земскими начальниками. Он указал на то, что одна часть общества и печати ждала от реформы слишком многого и, к сожалению, недоброго. Эти провозвестники реформы предполагали, что замена одних учреждений другими предоставит им излишние выгоды, незаслуженное покровительство в ущерб остальным. К счастью для Новозыбковского уезда, такие надежды не встретили здесь ни малейшего поощрения: суд остался защитником правого и слабого, воздавая «коемуждо по делам его».  

Новозыбков. Долгоруковская улица (Коммунистическая). Начало XX века. Фото из архива автора

Далее в речи говорилось о тех трудностях, какие в самом начале встретил князь, вводя положение о земских начальниках в уезде, так как опыта не существовало, Черниговская губерния была на первой очереди, а текст самого положения, критика которого более уместна в юридическом собрании, не облегчал, а затруднял дело. Кончая речь, оратор заметил, что в прежнее время Дворянство жертвовало кровью для Отечества, но под влиянием разных исторических причин, Государство крепко построилось, и в этой жертве нет более постоянной надобности. Однако существует враг, который издавна заполонил нашу землю от края до края: этот враг – народное невежество и поражать его следует не холодным булатом, а огненным мечом знания, не кровью приходится жертвовать тут, а соком нервов. Оратор кончил надеждой, что князь будет указывать деятельности Дворянства путь в помянутом направлении и предложил еще раз осушить бокалы в честь князя.

Князь и княгиня Долгоруковы. Фото из архива автора

После громкого «ура», сопровождавшего речь, как и все остальные, Кулябко-Горецкий присоединился к высказанным надеждам и пожеланиям от лица публики, которая самым фактом присутствия на этом обеде выразила свое сочувствие празднику и от имени присутствующих поднял бокал за здоровье княгини и князя.

Затем гласный И.И. Силаков в чрезвычайно теплой и прочувствованной речи указал на особенность русского человека, заключающуюся в том, что его редко, особенно в общественной деятельности, манят отвлеченные идеалы; ему нужно воплощение, видом которого он и вдохновится. По замечанию оратора, князь представлял собою в уезде такое воплощение, он одобрял робких, вселял чувство уверенности в колеблющихся, умея обуздать, кого следует.

Начальница женской гимназии Александра Александровна Ананьева. Фото из архива автора

Затем начальница женской гимназии госпожа Ананьева представила сжатый, но обстоятельный очерк народного женского образования в России за последнее столетие. Намекая на косность населения, госпожа Ананьева сказала, что существуют местные причины, которые дурно отражаются на положении женского образования в Новозыбкове. Тем не менее после щедрой жертвы княжеской четы, построившей на свой счет прекрасное здание женской гимназии, число воспитанниц утроилось, и дети сохраняют в своих сердцах трогательную признательность за все, что для них сделано.

Новозыбков. Женская гимназия. Фото из архива автора

Затем член земской управы С.И. Лашкевич словами «что посеешь, то и пожнешь» упомянул о благодарности населения за просветительную деятельность князя, желая ему и впредь «сеять разумное, доброе, вечное».

Прокурор Стародубского суда Н.В. Костенский вызвал шумное одобрение присутствующих своим стихотворением:

Стихотворение прокурора Стародубского суда Костенского Н.В.

Потом директор реального училища В.В. Каменский, священник А. Бурневский и гласный Г.Т. Скринский произнесли речи.

отец Александр Бурневский. Из архива автора

Князь отвечал всем зараз прекрасной речью, особенно трогательною, благодаря своей простоте. В предисловии он выразил сожаление о том, что не обладает в достаточной мере ораторским даром и не может выразить всех волнующих его чувств. Князь мысленно переносится к тому времени, когда со студенческой скамьи он попал в Новозыбковский уезд, где кончина тестя (князя П.П. Голицына) надолго задержала его. Князь признался, что первое впечатление было не в пользу нашего края. Ему были чужды убогие избы, климат и даже говор населения, не всегда для него понятный. Но затем он привязался к уезду, в котором скоро сделался почетным мировым судьей, а позже и Предводителем Дворянства.

С искренними нотами в голосе князь заявил, что общее изъявление благодарности скорее порождает в нем манию уничижения, чем манию величия. Еще недавно просматривая свою корреспонденцию, он проникся мыслью, что им сделана лишь малая часть того, что было задумано. По словам князя ему приходилось разбрасываться, он не мог остановиться на главном, на существенном. Он горячо благодарил тех, кто оказывал ему поддержку и поднял бокал за дворян и крестьян уезда, чиновников и горожан.

На следующий день, по случаю именин князя, публика веселилась у него на балу, данном в здании реального училища.

Новозыбков. Реальное училище. Нач. XX в. Фото из архива автора

Еврейское общество при адресе поднесло имениннику 300 рублей, прося дать им любое назначение. Князь распределил эту сумму поровну между благотворительным обществом, обществом попечения о недостаточных учениках и таким же обществом для пособия недостаточным ученицам. Кроме того князь пожертвовал 300 рублей в пособие училищу братства св. Михаила.

Старообрядцы в лице важнейших своих представителей тоже не позабыли высказать свои симпатии и уважение к личности князя и поднесли ему весьма ценный по своей почтенной древности образ св. Николая Мирликийского Чудотворца.

Мы вряд-ли ошибемся, если скажем, что покинувший нас князь Николай Дмитриевич, среди всех выпавших на его долю чествований, с чувством особой признательности встретил решение Новозыбковского земского собрания, постановившего ассигновать 5000 рублей с тем, чтобы на проценты с этого капитала учредить стипендию имени князя Н.Д. Долгорукова при Коростышевской семинарии (учительской), предоставив ему же и выбор стипендиата из Новозыбковских жителей.

Хуторянин и Горожанин

Предводитель Новозыбковского дворянства Алексей Алексеевич Муханов. Из архива автора

Адрес, поднесенный 5 декабря 1896 года князю Н.Д. Долгорукову населением Новозыбковского уезда и прочтенный в зале Земского Собрания Новозыбковским уездным Предводителем Дворянства

А.А. Мухановым

«Князь Николай Дмитриевич!

С вступлением Вашим на новое поприще общественной деятельности для нас настала минута разлуки и прощания с Вами, как с общественным деятелем исключительно нашего уезда.

Хотя занимаемый Вами до сих пор пост Предводителя Дворянства по названию и приурочен к сфере одного лишь сословия, но Ваша деятельность на этом посту выходила далеко за пределы интересов одного Дворянства и своим содержанием охватывала жизнь всего населения уезда.

Конечно, разнообразные обязанности, возлагаемые законом на Предводителя Дворянства, дают готовую рамку для столь многосторонней деятельности. Но далеко не всем дано уменье и не у всякого находится желание наполнить эту рамку всем способным на нее лечь содержанием.

Одушевляемые высоким гражданским идеалом и горячею преданностью общественному благу, Вы вложили и то и другое в Ваше общественное служение.

Дух беспристрастия, законности и справедливости согреваемых чисто-христианским сочувствием к ближнему – вот та нравственная атмосфера, которую Вы вносили в отправление всех общественных учреждений уезда и которою мы имели счастье дышать за время нахождения Вашего во главе их.

Усердие и добросовестность в труде, не останавливающиеся ни перед какою, даже самою черною и непоказною, работаю, чуждые всякого тщеславия и преследующие только успех самого дела, широкая терпимость к чужому мнению, уважение к человеческой личности на всех ступенях общественной лестницы и неуклонная верность своим принципам – вот те стимулы и примеры, которые могли от Вас заимствовать современники и которые оставляете Вы в назидание будущим общественным деятелям уезда.

Прекрасные здания учебных заведений, созданные щедрою благотворительностью Вашей и Вашей уважаемой супруги – вот те вещественные памятники, по которым и будущие поколения надолго сохранят предания о благотворительной деятельности на пользу общую княгини Марии Павловны и князя Николая Дмитриевича Долгоруковых.

Здесь не хватает места перечислять отдельные случаи, подтверждающие все отмеченные выше черты Вашей деятельности. Достаточно сказать, что в этой деятельности, во всем ее объеме, ясно чувствовалось, что для Вас «несть ни эллин, ни иудей» среди окружающих Вас и что, стоя на передовом посту в Дворянстве, Вы стремились к благородной и истинно-патриотической задаче, чтобы право предводимого Вами сословия на его первенствующее положение в ряду других сословий истекало из действительных заслуг, на поприще гражданского преуспеяния и просвещения его Родины.

Вот почему все мы, люди разных сословий и состояний Новозыбковского уезда, почувствовали себя едиными в охватившем нас сознании великой потери, которую несет каждый из нас от крестьянина до дворянина, от бедняка до богача – с оставлением Вами должности Предводителя Новозыбковского Дворянства и единодушно сливаем свои голоса в огромном хоре, изъявляющем Вам душевную признательность за незабвенную деятельность, которую в течение стольких лет Вы посвящали на благо наше.

В уважении к общей пользе, призывающей Вас теперь на иное, более широкое, поприще общественной деятельности, мы стараемся заглушить чувство скорби, овладевающее нами при мысли об оставлении Вами нашего уезда; в утешение себе мы сохраним в памяти неизгладимыми чертами врезавшихся в ней светлый образ Ваш, а Вам от полного сердца несем свои пожелания счастья и успеха в ожидающей Вас новой деятельности».   

© Александр Дудников (Москва)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

error: Content is protected !!