Для связи с проектом

30 сентября, 2022

Призрак лесной барыни. Исторический кастинг на роль кошелевского привидения.

В истории города Клинцы и его округи есть немало легенд, окутанных мистикой. И, пожалуй, одной из самых загадочных баек, что нам довелось услышать, это история про призрак «лесной барыни». По рассказам старожилов, до революции в лесу между сёлами Смолевичи и Песчанка жила старая помещица, которая после своей смерти стала являться людям в образе приведения. Кто-то видел её в сумерках на обочине дороги, кому-то она встречалась в чаще леса. Но никто из рассказчиков не знал, откуда взялась эта «барыня» и не мог объяснить таинственное появление призрака. Так жительница п. Воровского ( бывший хутор Дубнева) рассказывала, что её мать запрещала ходить в ту сторону леса, где раньше была усадьба помещицы, но с чем был связан этот запрет, она сказать не смогла. Ещё говорили, что на дороге в село Песчанка, у бывшего хутора Кошелёвка, в низине  очень часто ломалась техника. Такую «чертовщину», естественно приписывали «лесной барыне».

 До недавних пор мы и предположить не могли, что у этой истории существует реальная подоплёка.

 Работая с архивами, попался на глаза интересный документ —  «Планы генерального и специального межевания, 1746 – 1917гг. Черниговская губерния,  Суражский уезд».  В числе землевладельцев в исследуемом районе, указанных за 1867 – 1875 годы значатся:

  • Тимофей Яковлевич Полетик, штабс-капитан с участками в 167,528 десятин.
  • Наследницы его жены, Музы Ивановны Полетики (Енько-Даровской) с участками в 147,2086 десятин.
  •  Их младшая дочь Елена Тимофеевна Полетик с участками в 82, 130 десятин.
  • Средняя дочь Мария Тимофеевна Кибальчич, Губернская секретарша с усадьбой и участками в 517, 382 десятины.
  • Наследники Аграфены Петровны Небабиной (Енько-Даровской) с участками в 102,1060 десятин
  • Её брат Иван Петрович Енько-Даровский, прапорщик с участками на 1867 год в 674, 848 десятин, а на 1875 год – 2176, 414 десятин.

 Как мы видим, все землевладельцы в этом списке в разной степени имеют отношение к Енько-Даровским. Этот род берет начало в 18 веке от Николая Енько-Даровского.

Герб Наленч Енько-Даровских

 Муза Ивановна Полетика (1815 г.р.), Аграфена Петровна Небабина (1821 – 1856) по другим источникам Агриппина Петровна Небаба, Иван Петрович Енько-Даровский (1815г.р.), — это его внуки.

Штабс-капитан Тимофей Яковлевич Полетик (Полетика) 1806 г.р., муж Музы Ивановны – представитель одного из старейших шляхетских родов, сын коллежского регистратора Якова Тимофеевича Полетика. Воевал на Кавказе, попал в плен.

Герб Полетика

Дети Тимофея Яковлевича и Музы Ивановны:

Елена Тимофеевна Полетик (1843 г.р.), Мария Тимофеевна Кибальчич (1842г.р.) и Пелагея Тимофеевна Колосовская (1841г.р.). О них сохранилось очень мало информации. Знаем лишь, что Пелагея Тимофеевна вышла замуж за Петра Федоровича Колосовского и в числе землевладельцев в «Плане дач» не значится. Её сын Николай Петрович  был полковником в Российской императорской армии.

Полковник Николай Петрович Колосовский

 Другую ветвь Енько-Даровских представляют Аграфена Петровна Небабина и Иван Петрович Енько-Даровский.

Аграфена Петровна вышла замуж за Ивана Васильевича Небабу (1819 – 1859), прямого потомка Мартына Небабы, полковника Почеповского, Борзненского и Черниговского, жившего в 17 веке.

Мартын Небаба

В результате этого брака у них родилось 4 сына:

  • Михаил (1841 -1871)
  • Василий (1843 -1850)
  • Илиодор (1845 – 1879)
  • Орест (1848г.р.)

Дети остались без родителей, не достигнув совершеннолетия, поэтому, скорее всего, воспитывались в каком-либо пансионе или у опекуна.

Младший сын, Орест Иванович проживал в Сураже и одно время был попечителем Дубровской богадельни. Он единственный из братьев обзавелся семьёй. У него было пять детей. Причем в Сураже остались только его сын Илиодор  Орестович Небаба (1872г.р.),  впоследствии член уездной земской управы, и дочь Зинаида Орестовна (1880), муж которой Петр Иванович Сурин был председателем Суражской уездной земской управы. Остальные дочери вышли замуж и разъехались. Судьба младшего сына, Виктора (1893г.р.) неизвестна.

 Иван Петрович Енько-Даровский женился на Варваре Ильиничне Маркович (1815г.р.), которая родила ему пять детей:

  • Николая (1845г.р.)
  • Александра (1846г.р.)
  • Петра (1848г.р.)
  • Михаила (1850г.р.)
  • Владимира (1854г.р.)

Пётр Иванович дослужился до титулярного советника, а Николай Иванович значился дворянином города Суража.

 Дальше стоит обратить внимание на тот факт, что основное количество земли  Енько-Даровских в уезде принадлежало именно прапорщику Ивану Петровичу. Со временем он увеличивал размеры своих владений в землях, относящихся к селу Песчанка. Если в 1867 году у него в собственности находилось 674,848 десятин земли, то туже на 19 января 1875 года  эта цифра резко возросла до 2176,417 десятин. Таким образом, он был самым крупным землевладельцем уезда, если не единственным, среди местных Енько-Даровских.

 Забегая наперед, скажем, что мы сумели найти место усадьбы «лесной барыни», опираясь на названия урочищ и карты.  Но не будем раскрывать все подробности поиска, чтобы лишний раз не привлекать внимания мародеров. Скажем лишь, что владельцами земли в  урочище, где стоял господский дом, были Иван Петрович и Орест Иванович, как наследник своей матери.  Постройки этой усадьбы просуществовали до 40х годов ХХ века, а за тем либо были разобраны, либо сгорели. Некоторые жители окрестных сёл, помня о «несметных богатствах» её владелицы перерыли место постройки вдоль и поперек в послевоенное время. Старые ямы заросли деревьями. Сейчас только остатки печных изразцов и осколки посуды в кабаньих выкопках напоминают о том, что здесь кто-то жил.

Место усадьбы. Фото автора
Место усадьбы. Фото автора

Давайте вернёмся к обсуждению кандидатуры на роль «лесной барыни».

И так, нам известно место, где стояла усадьба, владелец земли в этом урочище и его наследники, но все они мужского пола.

После смерти Ивана Петровича Енько-Даровского основную часть земли унаследовали его сыновья. Поэтому одна из их жён или дочерей могла быть той самой барыней.

Вполне возможно, что за образом лесной помещицы скрывается некая Енько-Даровская, преподавательница Смолевичской земской школы. Тем более усадьба находилась не далеко от села Смолевичи.

 Не будем сбрасывать со счетов  и Елену Тимофеевну Полетик. В отличие от своих старших сестёр, Марии Тимофеевны и Пелагеи Тимофеевны, она не выходила замуж и не имела усадьбы. Можно предположить, что Иван Петрович выделил родственнице дом в урочище в обмен на её земельные  угодья, и Елена Тимофеевна доживала с вой век в лесном поместье.

 Так или иначе, все версии указывают на то, что одна из представительниц Енько-Даровских была той самой барыней.

 Что же могло вызвать появление её призрака в местном фольклоре? Несчастный случай, самоубийство, преступление, смерть в одиночестве или лихие годы революции? Надеемся,  когда-нибудь нам откроются и эти обстоятельства. 

© Павел Чирков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

error: Content is protected !!