Для связи с проектом

30 сентября, 2022

Семейные ценности меценатов Долгоруковых как пример высокого служения и способ адаптации в изменяющемся обществе

Глобальные социальные катаклизмы XX века показали, что социальные преобразования, направленные на изменение положения огромных масс населения, возможны и действительны. Однако более пристальный разбор состава и положения элит в том или ином обществе, пережившем крушение монархии, смену нескольких политических режимов, войны и миграции населения, обнаруживает, что в целом элитарные группы устойчивы и способны воспроизводиться в последующих поколениях. Вероятно, если отнять у правящей элиты политическую власть и экономические богатства – землю, финансы, производственные объекты и, у них останется нечто другое, что позволит выжить и встроиться в иную социальную реальность в примерно тот же высший слой общества: социальные связи и культурный капитал, в том числе воспринятый в семье и учебных заведениях, не доступных в свое время простому народу. Наибольшие потери дореволюционная элита понесла в России, ведь ее представители не только лишались богатств, но и физически уничтожались сотнями тысяч, изгонялись из страны и рассеивались по другим странам и континентам.

Оставшиеся в Советской России представители аристократии больше не могли рассчитывать на свое происхождение и социальные связи, правящей группе удалось добиться их видимой разобщенности, постоянно подвергая преследованиям. Принадлежность к русской аристократии после революции стала негативным фактором, который с этого времени получил новое определение «из бывших». Однако культурный багаж – семейное воспитание, православие как моральная основа личности и высокий уровень знаний- являлся тем, что невозможно отнять у человека любыми гонениями и притеснениями. Петербургская исследовательница Софья Чуйкина пишет в работе, посвященной «бывшим» в советских городах, о стремлении бывших дворян сохранить свои социальные связи и использовать те навыки, которые наименьшим образом меняли образ жизни [См.: 8]. Мельцин М.О. отмечает: «Одним из главных социальных ресурсов дворянина был более высокий, чем у среднестатистического пролетария, уровень образования. Поэтому многие бывшие дворяне оказывались среди представителей «пишущих» профессий – журналистов, литераторов, популяризаторов науки. Они постепенно вливались в новый общественный слой советской интеллигенции, образованной элиты советского общества» [7. С. 177].

Таким «дворянским гнездом», давшим жизнь нескольким заметным представителям числа русских благотворителей, земских деятелей, литераторов стала семья князя Николая Дмитриевича Долгорукова, центром жизни которой  в последней четверти XIX века стало имение Великая Топаль Новозыбковского уезда Черниговской губернии (ныне – село в Клинцовском районе Брянской области). 

Бывшее имение Голицыных Великая Топаль. Год 2020

Н.Д. Долгоруков родился в Варшаве 4 февраля 1858 года и происходил из старинного рода, восходящего к князю Михаилу Черниговскому.

Князь Н.Д. Долгоруков

Один из предков Николая Дмитриевича – знаменитый русский полководец, генерал–аншеф В.М. Долгоруков–Крымский, получивший почетную приставку к фамилии за присоединение в XVIII веке Крыма к Российскому государству.

Князь Василий Долгоруков-Крмыский (1722-1782)

Родные братья Николая Дмитриевича – Петр и Павел – яркие представители партии кадетов. Сам Николай Дмитриевич получил образование в Первой Московской гимназии, затем окончил историко-филологический факультет Московского университета. Вероятно, его мать занималась сама воспитанием своего старшего сына, и была незаурядной личностью: занималась живописью, писала стихи, поддерживала довольно близкие отношения с семействами Самариных, И.С. Аксакова, И.А. Кошелева. Приведем цитату из ее пространного письма к Николаю Дмитриевичу в день его 14-летия: «Милый Ангел мой, четырнадцатилетний Никола, поздравляю тебя со днем твоего рождения, со вступлением в юношеские года. …Перед Господом будь смирен, не возвышь ума своего выше чистой детской веры. Называя Его, люби Его. Нас, родителей твоих, уважай всегда; во всяком возрасте, не смотря на все наши грехи и слабости. Мы перед Богом – грешные, но для тебя мы звено, соединяющее тебя с Творцом твоим, с началом твоего бытия…» [3. C. 233-234].

Князь Николай Долгоруков в возрасте 5 лет с отцом и матерью. Год 1863

Образование, ум, аристократический титул и древнее происхождение рода обещало Николаю Дмитриевичу блестящую карьеру, однако он совершил неожиданный выбор. В 1883 году он поселился в имении жены Великая Топаль. Его супруга Мария Павловна происходила из старинного рода Голицыных и была единственной дочерью князя П.П. Голицына.

Княгиня Мария Павловна Долгорукова (1900-е гг.)

К этому времени у супругов в Москве уже родилась старшая дочь Наталья, в будущем баронесса Мейендорф.

Баронесса Наталья Мейендорф с дочерью. Год 1907

Супруги сразу получили известность как общественные деятели и благотворители. Князь был выбран новозыбковским уездным предводителем дворянства, затем он мог несколько раз занять пост губернского предводителя, но согласился на этот пост со всеобщего одобрения только в 1896 году [4. C. 140-141]. Заметный вклад князь Н.Д. Долгоруков внес в развитие земства и на его основе – народного образования края. Он любил ездить по школам уезда, никогда не пропускал школьных экзаменов. «Он (князь) с любовью устраивал курсы для учителей и учительниц земских школ, аккуратно посещал наравне с ними лекции руководителей курсов и близко сходился на этих курсах с народным учителем…Его любовь к народной школе вытекала из ясного сознания, что для улучшения материального и нравственного состояния нашего крестьянина, которого он так любил и уважал, ему необходимо просвещение и просвещение» [5. C. 17].

В своем труде, посвященном памяти князя Н.Д. Долгорукова и обращенном к его супруге Марии Павловне, доктор медицины Козинцев вспоминает: «Несмотря на свое высокое происхождение и служебное положение, он очаровывал всех своей простотой и приветливостью. Высокого роста, умеренно полный, с ясным ласковым взглядом и мягким баритоном он привлекал к себе всех уже одной своей мужественной красотой. Но еще более пленял он удивительным обаянием своего нравственного склада. Кровный аристократ, обладатель крупного богатства, он, появляясь в самых разнообразных слоях общества, не давал ничем почувствовать исключительности своего общественного положения» [5. C. 7]. 

Князь Николай Дмитриевич Долгоруков (1890-е гг.)

Краевед А.И. Поддубный, первый из местных исследователей открывший заново имя князя-благотворителя, замечал: «Наиболее излюбленным делом князя в земстве было народное образование. До него расходы на образование и здравоохранение считались в земстве необязательными. Николай Дмитриевич добился, чтобы они стали не только обязательными, но и главными. Он убедил земство, что «успешный рост России и спасение ее от тяжелых невзгод лежит через народное образование», поэтому число школ должно соответствовать числу детей школьного возраста» [Цит. по: 3. С. 20]. За счет личных средств князя построены здания женских гимназий в Новозыбкове и Чернигове, сельская школа в Великой Топали, народная бесплатная библиотека в Семеновке.

Собственное здание для женской гимназии в Новозыбкове было воздвигнуто на пожертвования семьи Долгоруковых в память об умершей во младенчестве дочери Елене. 9 сентября 1890 года произошло освящение здания, о чем написала газета «Киевское слово»: «С утра еще народ стекался к той части города, в которой на высоком месте у липовой рощи, красовалось вновь построенное большое здание. К 12 часам собрались учащиеся, учащие, многочисленная публика, духовенство и хор местного соборного храма. У подножия образа св. царицы Елены, изображенной у креста Господня со святым Макарием…воспитанницы гимназии положили гирлянды и венки из живых цветов и зелени. Торжественный зал, залитый лучами солнца и наполненный молящимися, представлял трогательное зрелище» [Цит. по: 3. С. 34]. Стоит сказать, что и современные жители города благодарны князю за этот подарок: в здании располагается средняя школа № 1, а икона св. царицы Елены и патриарха Иерусалимского Макария хранится в храме Чуда Архистратига Михаила в Хонех (г. Новозыбков, Брянская обл.).

Новозыбков. Женская гимназия. 1900-е гг.

Дело образования народа в семье князя превращалось в общее семейное служение. Старшая дочь Николая Дмитриевича Наталья «по желанию князя держала при Черниговской гимназии экзамен на звание домашней учительницы и некоторое время преподавала в Топальской школе» [5. C. 21].

Супруга князя, Мария Павловна, урожденная Голицына, разделяла круг интересов мужа, помогала ему в земской деятельности. Она оставила дневники, в которых основное внимание уделяет детям: их воспитанию, здоровью, взрослению. Об этой женщине известно, что она много читала, путешествовала по Европе, играла в благотворительных спектаклях и вела активную общественную работу.

Супруги Долгоруковы особое внимание уделяли воспитанию в детях любви к Отечеству, верности православию. Несомненно, дети видели и другую сторону жизни князя: фотограф-любитель, краевед, изучавший быт местных старообрядцев и единоверцев, собиратель икон и других предметов старины. Усилиями Николая Дмитриевича была создана Черниговская губернская архивная комиссия, которая занималась сбором краеведческих материалов. Николай Дмитриевич живо интересовался и западным искусством, привозил с собой из заграничных путешествий изображения памятников культуры, любил показывать их и рассказывать о них знакомым. Таким образом, усвоенное в детстве воспитание и широкий круг интересов просвещенной семьи трое детей княжеской четы пронесли во взрослую жизнь.

Князь Николай Дмитриевич Долгоруков умер от сыпного тифа 8 мая 1899 года в возрасте 41 года. После смерти супруга Мария Павловна достойно справляется с воспитанием взрослеющих детей. Старшая дочь в 1900 году вышла замуж за барона Юрия Федоровича Мейендорфа, перед этим она была пожалована от императрицы Александры Федоровны фрейлинским шифром. Семья поселилась в Юго-Западном крае, разделяя идею создания в нем земств. В родовом имении мужа с. Томашовка Уманского уезда Киевской губернии Наталья Николаевна основала лечебницу, чайную для бедных, организовала крестьянский хор. Одновременно она являлась попечительницей нескольких земских и церковно-приходских школ. Она стала основательницей кустарного дела в уезде, собрав в обществе ткачей и вышивальщиц. Баронесса скончалась в 1912 году от эклампсии (позднего токсикоза беременных). Могила сохранялась в имении крестьянами, несмотря на бури революции, которые вскоре пронеслись по киевской земле. Однако именно потомки Натальи Николаевны – единственная ветвь Долгоруковых, сохранившаяся в эмиграции.

Они откликнулись из США и Франции, когда на городском портале Новозыбков.Ru была размещена статья краеведа Александра Дудникова о баронессе Наталье Мейендорф. Профессор Николай Шидловский и другие родственники княжеской семьи переслали письмо замученного махновцами в 1919 году их прадеда, найденное на его теле.

Профессор Николай Шидловский (США)

Двух сыновей Николая Дмитриевича и Марии Павловны Долгоруковых ждала разная судьба. Возможно на их выбор – участие в Белом движении, эмиграция или жизнь в России повлияла девушка – Елена Алексеевна Крупецкая, из семьи, близко дружившей с княжеской. В 1908 году на ней женился Дмитрий Николаевич, а в 1920 году она предстает уже женой Владимира Николаевича.  Историк Д.А. Мальцев пишет: «…На кладбище в Кикинде эта ветвь славного рода прервалась. Дмитрий Николаевич женился в 1908 году на Елене Алексеевне Крупецкой, известной собирательнице живописи. Она отказалась покинуть Россию и вышла замуж за брата Дмитрия – Владимира Николаевича Долгорукова. Он единственный из своей ветви рода, кто остался в советской России» [6. C.240]. Таким образом, Дмитрий разделил судьбу более 30 тыс. русских беженцев, оказавшихся в Сербии. Среди трех сотен русских людей, похороненных на кладбище небольшого городка Велика-Кикинда, – офицеры, казаки, чиновники, студенческая молодежь, мещане – словом, весь срез общества тогдашней России.

Итак, князь Владимир Николаевич остался в России. Его мать умерла в 1914 году. Она застала время, когда ее сын оставил Московский университет и был зачислен в Лейб-гвардейский Конный полк на правах вольноопределяющегося. В.Н. Долгоруков воевал против неприятеля, сдал экзамен при Николаевском кавалерийском училище. Он воевал на фронте до тяжелой контузии в бою, был демобилизован в 1918 году.

Карточка о ранении князя Владимира Долгорукова

Процитируем исследователя положения бывших дворян в советском обществе М.О. Мельцына: «Русская революция, закончившаяся установлением советской власти, перевернула жизнь кн. В.Д. Долгорукова. Социальный статус, которым он обладал на тот момент, вдруг резко потерял свое значение и стал источником проблем и опасностей» [7]. Владимир Николаевич должен был реализовать себя в новых общественных условиях без опоры на происхождение, социальные связи (которые все же были, но акценты существенно изменились). Так, мы видим в 1922 году его в Москве, где его поддерживает С.В. Шервинский, бывший соученик по гимназии. Князь входит в литературный кружок, сложившийся вокруг М. Булгакова и его второй жены Л. Белозерской. Она снисходительно-иронично называет В.Н. Долгорукова «наш «придворный» поэт Вэ Дэ». В эти годы Владимир Николаевич пробует заняться литературным трудом, пишет стихи, в том числе стихи для детей, затем прозу. Он выбирает себе псевдоним «Владимиров», видимо, это желание спрятаться от громкой княжеской фамилии. В конце 1920-х годов ему удается опубликовать несколько крупных произведений в жанре литературной биографии: Джеймса Кука, Бенджамина Франклина. Видимо, тогда же начинающего писателя замечает М. Горький и берет под свое покровительство.

Князь Владимир Долгоруков (писатель Владимиров). 1910-е гг.

Однако после смерти Горького Владимиров исчезает из литературы на 17 лет. Существуют разные версии его биографии в 1937-1952 годах, связанные с догадками о репрессиях в отношении «бывшего» аристократа. По другим сведениям, он служил в театрах консультантом по дворянскому быту. Таким образом, потомок Долгорукова смог и в советском обществе использовать свой «человеческий капитал», приобретенный семейным воспитанием и образованием. Когда он опять начинает публиковаться в начале 1950-х годов, появляется его книга переведенных на русский язык осетинских поэтов. Возможно, знание осетинского языка происходило от домашнего учителя, осетина Малтызова. Последний этап творчества Владимирова связан с созданием исторических повестей для подростков. Так, его повесть «Последний консул» хранилась даже в новозыбковской городской библиотеке и также подтолкнула ее работников к поиску информации о судьбе писателя, о чем говорит Н.М. Афонина в предисловии к изданию обширных материалов о князе Н.Д. Долгорукове [1. C. 17].

Князь Владимир Долгоруков (писатель Владимиров). Москва. Год 1965

Особый интерес представляют воспоминания В. Владимирова (В.Н. Долгорукова) «В былой Москве…». Книга была завершена в 1966 году, но не опубликована. В.Н. Владимиров умер 25 августа 1966 года, рукопись хранилась в семье С.В. Шервинского и увидела свет в 2010 году.

Могила князя Владимира Долгорукова в некрополе Донского монастыря в Москве. Август 2022 г.

Она имеет очень интересный посыл – советы для театрального работника, который в той или иной форме художественного творчества должен воспроизвести сцены из жизни старой Москвы. В тексте практически нет обращения от «первого лица», но автор присутствует незримо – в подробностях описаний жизни дворянства Москвы и других сословий московского общества конца XIX – начала XX веков. Он сообщает множество мелких деталей, тепло и бережно описывая быт, праздники, развлечения молодежи столицы.

Печальная судьба Владимира Николаевича – последнего представителя семьи благотворителя, земского деятеля Н.Д. Долгорукова, в то же время показательна. Так выживали и встраивались в новое общество многие представители российского дворянства, оставшиеся на родине. Они не могли рассчитывать на добрую память о своей семье от местных крестьян или горожан, опасались репрессий со стороны государственной машины, но их культурный багаж и достоинство личности оставались реальной ценностью в изменившемся обществе. Для современного общества важно понимание величия таких людей и возвращение памяти о них в публичную сферу, что позволит принять истинные человеческие ценности. 

© Татьяна Мищенко, кандидат исторических наук, доцент ФГБОУ ВО «Брянский государственный университет им. академика И.Г. Петровского».

Список использованной литературы:

  1. Афонина Н.М. Служение князя Долгорукова Н.Д. – пример всем ищущим «делать жизнь с кого». В сб. Князь Долгоруков Н.Д.: жизнь – служение Отечеству. Сост., ред. и оформл. Дудников А.П. М., 2020.
  2. Владимиров В. (В.Н. Долгоруков). В былой Москве…Составление и редакция Е.С. Дружининой (Шервинской). М., 2010.
  3. Князь Долгоруков Н.Д.: жизнь – служение Отечеству. Сост., ред. и оформл. Дудников А.П. М., 2020.
  4. Князь Н.Д. Долгоруков (некролог). Киевская старина. Ежемесячный исторический журнал. T.LXV.1899.
  5. Козинцов М.И. Князь Николай Дмитриевич Долгоруков. Материалы для биографии. Стародуб. Типография А.И. Козинцева, 1903.
  6. Мальцев А.Д. Полузабытые могилы. Представители русской аристократии, похороненные на кладбище в Велика-Кикинде. Проблемы национальной стратегии, № 6 (39). 2016.
  7. Мельцин М.О. От дворянского происхождения к судьбе советского интеллигента: жизнь и творчество В.Н. Долгорукова (Владимирова). Новейшая история России 2013. №3.
  8. Чуйкина С.А. Дворянская память: «бывшие» в советском городе (Ленинград, 1920-1930-е годы). Спб, 2006 (Территории истории; Вып. 1).
error: Content is protected !!