Для связи с проектом

9 августа, 2022

Серебро на дне пруда. Лужковский детектив

Как многие уже успели заметить, на страницах «Хроноскопа» представлены материалы не только связанные с Клинцами. Мы также иногда знакомим читателей с яркими эпизодами прошлого соседних районов. В сегодняшней публикации было решено поделиться детективной историей, произошедшей в посаде Лужки Стародубского уезда. Архивная подшивка газеты «Черниговское Слово» сохранила описание этого происшествия от начала и до конца. Поэтому считаем, будет лучше опубликовать эту статью без купюр и лишних комментариев.

Газета «Черниговское слово». Национальная библиотека России

 Но сначала буквально пара слов о самом посаде.

Лужки в 19 – начале 20 века были известны ярмарочной торговлей, производством повозок, щетины, тесьмы. Кроме того, местные предприниматели основали  свечной заводик и освоили выпуск кирпича. Как и в любом другом старообрядческом посаде Стародубщины здесь жили свои купцы и промышленники, имелось своё посадское управление и полицейский урядник. Всё это напоминало уменьшенную модель Клинцов.

Не секрет, что в том месте, где есть производство и торговля, там и деньги имеются. А где есть деньги, там обязательно найдутся личности, желающие их присвоить.

Итак, представим себе окрестности посада Лужки. Лето. 1915 год.

Посад Лужки, 1917 год. Фото Фролова

«8 июля сего года на хуторе Антроповке, близ посада Лужков, Стародубского уезда была совершена дерзкая кража при следующих обстоятельствах.

 Хозяин хутора, мещанин п. Лужков Пётр Игнатов Горлыко находился на ярмарке в п. Воронке, на хуторе же оставались  жена его и прислуга Марья Атрощенкова.  Около 12 часов дня жена Горлыко, оставив дом незапертым, направилась в кухню, отстоящую в 100 шагах от дома, а оттуда вместе с прислугой направилась на огород. Через некоторое время Горлыкина с прислугой подошла к дому, и едва они взошли на крыльцо, как навстречу им вышел неизвестный мужчина, лицо которого было закрыто ситцевым платком. В правой руке неизвестный держал топор, а в левой – холщёвый мешок, в котором Горлыки хранили разменные деньги. Перепуганные женщины догадались, что это был вор, и начали кричать, а неизвестный направился в сад, откуда скрылся в примыкающий к саду лес, никем не преследуемый.

Как установлено было дознанием, в то время, когда Горлыкина была на кухне и огороде, неизвестный проник в дом и имевшимся при себе топором разбил крышку запертого сундука, в котором хранились деньги, и похитил оттуда около 1200 рублей кредитными билетами и 450 рублей разменной монеты, бывшей в холщёвом мешку.

 Приняв во внимание те условия и обстановку, при которой совершена была эта дерзкая кража, — явилось полное основание предполагать, что кражу мог совершить или навести на кражу кто-нибудь из близко стоящих к дому Горлыки, почему местным исправником было установлено агентурное наблюдение за теми лицами, которые служили на хуторе у Горлыки в качестве работников, особенно же за мещанином посада Лужков Никифором Козминым Трусовым, служившим на хуторе Антроповка в качестве мельника, сразу заподозренного в краже, но доказавшего своё алиби.

Агентурным путём было дознано, что Никифор Трусов, брат его Михаил Трусов и плотник Никифор Юдин все три – жители п. Лужков, часто собираются для пьянства и картёжной игры, и в ночь на 15 сего сентября, играя в карты под влиянием выпитого денатура, во время картёжной игры затеяли между собой ссору, при чём Михаил Трусов упрекал брата своего и Юдина за то, что те жалеют дать ему денег, ограбленных у Горлыки и угрожал им, что выдаст за то, что они его обделили, взяв себе по 580, а ему дали только 150 рублей.

По получении таких сведений в п. Лужки немедленно был командирован пристав 1 стана Демидовский который, прибыв туда ночью, при содействии урядника Шалобалова и конных стражников оцепил дома, где проживали Михаил и Никифор Трусовы; при производстве в доме М. Трусова обыска последний сознался, что из части ограбленных у Горлыки денег ему дали только 150 рублей, из которых он 50 рублей отчасти пропил, а отчасти проиграл в карты, а 100 руб. достал из соломенной стрехи в сарае и вручил приставу.

После долгого запирательства Никифор Трусов также вручил приставу 495 р. Кредитными билетами, которые в жестяной коробочке были замазаны под кирпичом у входа варистой печи, а далее  Никифор Трусов сознался, что кража у Горлыки совершена была по его наводу  Тимофеем Юдиным, кредитные билеты поделили, а серебро вместе с мешком, в котором оно было, Юдин, по его словам, бросил в озеро близ хутора Антроповки.

Самого Юдина в п. Лужках не оказалось, но получив сведения о том, что он может находиться в г. Стародуб, где масса лужковцев  провожает ополченцев, пристав передал по телефону приказ разыскать Юдина, и городовой Крепак задержал последнего возле управления воинского начальника.

При обыске  под клеёнкой фуражки у Юдина найден был 25 руб.  кредитный билет;  после небольшого запирательства Юдин также сознался, что кражу денег у Горлыки совершил он, деньги – кредитки поделил с Трусовыми, а серебро бросил с мешком в озеро; кроме найденных 25 руб. у него дома зашито в чемерке 100 руб., остальные он частью растратил, а частью проиграл в карты.

Доставленный в посад Лужки Юдин вручил приставу Демидовскому 100 рублей, достав из-под подкладки чемерки, а также согласился показать то место, где бросил в озеро серебряные деньги.

Явившись на хутор Антроповку, и убедившись, что место, куда бросил Юдин мешок с деньгами, представляет из себя небольшой и неглубокий заход, пристав приказал граблями произвести разведку, и один из стражников вытащил на берег порванный холщевой мешок и вместе с ним несколько серебряных рублей, полтинников и разной серебряной мелкой монеты, что вполне подтвердило слова Юдина.

Серебрянные монеты того времени

После этого при помощи рабочих Горлыкина была прорыта канава, по которой спустили воду из затона, а затем на илистом дне удалось из грязи выловить массу разной серебряной монеты на сумму 435 рублей  10 копеек. Таким образом, из похищенного у Горлыки удалось возвратить 1163 р. 10 к., которые вручены потерпевшему.

Все участники данного преступления переданы в распоряжение следственной власти, по распоряжению которой  и заключены в тюрьму.

По получении об этом сведений, господин начальник губернии предписал Стародубскому исправнику объявить благодарность, приставу Демидовскому и уряднику «спасибо» от лица службы за энергию и распорядительность, проявленные ими в деле раскрытия этой кражи».

Вопреки мнению, что органы правопорядка Российской Империи отличались своей медлительностью и невысокой эффективностью, этот случай является достойным примером оперативной работы. Как видим, преступление было раскрыто по горячим следам, большая часть денег вернулась законному владельцу. Правда, ходят слухи, что возле бывшего хутора Антроповка, в том месте, где был водоём, до сих пор некоторым счастливчикам изредка попадаются серебряные монеты царской чеканки. Возможно, это и есть та мелочь, которой недосчитались Горлыкины, или же это улики абсолютно другого происшествия.    

© Павел Чирков

error: Content is protected !!