Для связи с проектом

30 сентября, 2022

Вера вне церкви. Клинцовский феномен

Исследование прошлого Клинцов  не перестаёт удивлять нас очередными находками.  В историческую копилку города в этот раз лёг один малоизвестный факт, который в советский период старались обходить стороной, а потом благополучно забыли. Однако на рубеже 19 и 20 столетий эта тема не единожды встречалась в имперской периодике и справочной литературе.  Корреспонденты сразу нескольких изданий (Русский курьер, Отечественные записки, Черниговские епархиальные известия) обратили внимание на Клинцы в конце 19 века. С чем это было связано, мы постараемся рассказать в этой статье.

Большинству современных читателей вряд ли будет понятен смысл причудливых слов: левшаки, дыропеки, охохонцы. А тем более сложно разобраться, что общего у шептунов и некудышников, голубчиков и безобразников, шалопутов и чебураховцев, подначальников и коммерсантова рая.

Такими названиями в позапрошлом веке народная молва окрестила представителей новоиспечённых вероучений, которые к тому времени в огромном количестве расплодились  по всей территории России.

Родиной одной из таких религиозных групп были Клинцы. Первое упоминание об этом в прессе, если верить «Прибавлению к Черниговским епархиальным известиям», появилось в 1880 году.

«Корреспондент журнала Русский Курьер из посада Клинцов Черниговской губернии заявляет о появившейся в посаде Клинцах секте – Коликовой, называя её сектою новою. Помнится, ещё в прошедшем году, вероятно, тот же корреспондент заявлял о ней в одном из светских журналов».

Письмо из Клинцов корреспондента журнала «Русский курьер»

Прежде чем продолжить рассказ, сразу стоит оговориться, что филологи и лингвисты дают неоднозначное определение понятию «секта», только вот для самих представителей различных религиозных течений  это слово носит негативный оттенок.

Как гражданские, так и церковные власти в Российской империи долгое время не особо жаловали представителей непризнанных конфессий, в том числе и староверов.  Поэтому часто в документах 19 – начала 20 века клеймом «сектант» награждали всех, кто не был согласен с курсом господствующей религии. Одно время в сектантстве подозревали известного купца и фабриканта Петра Исаева.

9 июня 1844 года министр внутренних дел Лев Алексеевич Перовский отправил письмо, разумеется, с пометкой «секретно» в Чернигов.

Л.А. Перовский. Министр МВД. Фото яндекс

 Правительственный чиновник  интересовался у Черниговского гражданского губернатора: «не раскольник ли жительствующий Суражского уезда в колонии Новых Мизиричах Брестский 1й гильдии купец Пётр Семёнов Исаев с семейством… А если они принадлежат к какой-либо из… наиболее вредных сект, кои неприемля Священства и браки, не молятся и за Царя, то какой они именно секты, а равно не скопцы ли они».

Письмо министра Черниговскому губернатору. РГИА

Ответ губернатора в министерство внутренних дел развеял все сомнения в принадлежности к сектантству клинцовского фабриканта.

«Пётр Исаев с семейством не раскольник и не принадлежит ни к какой из наиболее вредных сект».

К сожалению, из архивных документов не ясно: было ли  письмо министра результатом какого-нибудь доноса или же это стандартная «проверка на вшивость» для новопоселенцев. Вообще, до появления  Указа о веротерпимости от 17 апреля 1905 года в стране на всех уровнях бдительно следили за появлением новых вероучений.

С развитием производства в Клинцах увеличился приток новых рабочих, многие из которых толком не верили ни в чёрта, ни в Бога. Такие люди предпочитали искать справедливость и смысл жизни вне церкви. Результатом подобных поисков явился рост всевозможных религиозных объединений и сект.

Клинцы были одним из крупных промышленных центров Черниговской губернии, поэтому не удивительно, что именно здесь зародилось новое вероучение. Вот какую информацию о нём мы обнаружили в «Миссионерском спутнике»:

«Толк коликовцев появился в 1871 году в Черниговской губернии от мещанина посада Клинцов Ивана Немчинова, по прозванию Колик…

Коликовцы – беспоповщинский толк нетовского (согласия) название своё получил от первого последователя направления. Отличительные особенности учения этого толка следующие:

за отсутствием истинного православного священства, можно обходиться без таинств, довольствуясь одной общей молитвой; вновь приходящих не должно ни перекрещивать, ни венчать, ни исповедывать; ни отцов, ни уставщиков не должно быть. Каждый вновь поступающий в «коликовцы» обязан в течение 40 дней нести строгий пост со слезами и полагать от 100 до 200 поклонов, затем дать клятвенное обещание в искренности перехода, в несообщении с еретиками и даже с родными, которых (не исключая и мёртвых) должен проклять, и в строгом хранении интересов и тайн общества. Вместо водного крещения отец нарекает новорожденному в 8 день имя и несёт за него 40 дней правила с сокрушением сердечным и слезами…

Общей службы коликовцы не имеют, а только изредка служат «канон» да в праздничные дни собираются для поучения в слове Божьем».

А так передал «историю секты Коликова» корреспондент журнала «Русский курьер»:

Основатель ея клинцовский мещанин Иван Немчиков-Коликов (Немчинов-Коликов), почему и секта, вероятно названа Коликовой. Этот Немчиков-Коликов, принадлежащий прежде с семейством своим к белокриницкой секте, познакомился лет пятнадцать тому назад с мещанином посада Ардони Иваном Крюковым и от него позаимствовал лжеучение беспоповщинского толка. По главному принципу секта Коликова принадлежит к этому именно беспоповскому толку, то есть последователи ея признают православную церковь лишившеюся со времён патриарха Никона благодати и с того времени считают её царством антихриста.

…секту Коликова можно назвать нетовщиною, существующую между раскольниками-беспоповцами».

Клинцовских коликовцев часто сравнивали с так называемой «нетовщиной», считая их мировоззрение «крайне мрачным». В доказательство тому современник привёл одну из песен нетовской общины:

«Несть спасенья в мире, несть!

Лесть одна лишь правит, лесть!

Смерть одна спасти нас может, смерть!

Несть и Бога в мире, несть!

Счесть нельзя безумства, счесть!

Смерть одна спасти нас может, смерть!

Несть и жизни в мире, несть!

Месть одна лишь  братьям, месть!

Смерть одна спасти нас может, смерть».

Журнал «Отечественные записки» тоже не остался в стороне и упомянул Клинцы в связке с коликовцами:

«В той же Черниговской губернии существуют какие-то соломенцы и чрезвычайно интересная секта коликовцев. Последняя секта появилась в посаде Клинцы и отличается смесью рационализма с крайним пессимизмом». 

Иван Немчинов в борьбе за «умы и души» отработал чёткий механизм вовлечения в свою общину новых адептов. Материальные подарки, пособия и свободный выбор жён, по мнению редакции «Черниговских епархиальных известий», были козырными картами секты.  С помощью них предполагалось расположить к себе отчаявшихся и обездоленных жителей посада.

Появление коликовщины взбудоражило и Черниговскую епархию, и клинцовских старообрядцев. Есть легенда, что коликовцы в споре со старообрядцами о вере решили пойти ва-банк. Они попросили обосновать «правильность и законность преемства белокриницкого священства от греческой церкви». В случае полного доказательства этого, последователи коликовского учения обязались примкнуть к староверам. Но такого перехода не случилось. «Старообрядцы не нашлись, что сказать и потерпели фиаско».

Вопреки всем стараниям Ивана Немчинова, народ не спешил присоединяться к новой вере. Последняя публикация о коликовцах, которую удалось найти, датируется 1904 годом.

Дальнейшая судьба этого религиозного сообщества неизвестна.

© Павел Чирков

error: Content is protected !!