30 ноября, 2021

Встать. Суд идёт. Ток-шоу в Клинцах

«Зал клуба переполнен красноармейцами и гражданами г. Клинцов. На трибуне суд, состоящий из председателя, двух заседателей, общественного обвинителя и общественного защитника», — так начинается заметка в мартовском номере местной газеты Труд 1924 года. «На скамье подсудимых проститутка З. Тут же пострадавший красноармеец К. и свидетели».

Клинцовская газета «Труд». 1924 год. Архив «Хроноскопа»

 Какое же событие взбудоражило жителей города в один из весенних дней почти сто лет назад? Клинцы, к тому времени пережившие две революции, смену власти, гражданскую войну, оккупацию и разгул бандитизма сложно было удивить чем-то новым, в особенности судами. Разве что регулярная торговля на Базарной площади собирала большее количество народа, а тут какой-то очередной судебный процесс. Однако, правды ради, стоит добавить, что никто из участников суда таковым не являлся, за исключением врача. Только врач и был настоящим.

Клинцы во времена НЭПа. Архив ККМ

 В молодом советском государстве всё, что мешало и сдерживало его развитие, объявлялось врагом, с которым необходимо бороться любыми методами. И часто такая борьба, как может нам показаться, доходила до абсурда. В одной связке с интервентами и классовыми врагами числились безграмотность, дезертирство, антисанитария, пьянство. Даже вошь объявлялась врагом республики.

Разумеется, такие проблемы не возможно было решить просто выстрелом в затылок или поражением в правах. В этом случае на помощь пришёл Агитационно-пропагандистский отдел ЦК. Но Агитпроп не был единственным органом, влиявшим на умы и души граждан страны. Неплохо справлялись с похожими задачами санпросветотделы под надзором Наркомздрава РСФСР. Лучшие медицинские специалисты разрабатывали и внедряли новые методы агитации.

 Но вернёмся к нашему судебному процессу. В газете Труд приводится его сокращенное название: «Суд над проституткой». Полностью оно звучит так: «Суд над проституткой: Дело гражданки Заборовой по обвинению её в занятии проституцией и заражении сифилисом красноармейца Крестьянова».  Это был один из пилотных проектов новой формы пропаганды.                                                 

К созданию сценария  этого суда приложил руку доктор Александр Иосифович Аккерман  1895 г.р.  Кстати, он  же является автором  пьесы «Суд над проституткой и сводницей» (1925 г.). Другим из известных соавторов был выпускник Берлинского университета, российский и советский венеролог, доктор Вольф Моисеевич Броннер (1876 – 1939).

Вольф Моисеевич Броннер. Источник фото — яндекс

Предисловие к книге составил психиатр, специалист в области военной психиатрии, доктор Эдельштейн Аким Оскарович (1897 – 1967).

К постановке подобных судов выпускались специальные руководства по их проведению и различного рода методички. Одну из таких книг  (Инсценированные суды: Как их организовывать и проводить)  выпустил Иосиф Вениаминович Ребельский (1894 – 1949). Тоже, между прочим, выдающийся психиатр и психолог.

И.В. Ребельский. Источник фото — яндекс

 То есть, люди, которые занимались созданием подобных судебных процессов, умели на профессиональном уровне влиять на массы и вести их в нужном направлении.

 В первой половине 20х годов ХХ века агитационные  инсценированные суды пользовались огромной популярностью в народе. И эффект от них на первых порах был значительно выше, чем от обычных лекций или просмотров кинопропаганды. В добровольном и добровольно-принудительном порядке (как в случае с красноармейцами) люди толпами шли на «Суд над акушеркой Лопухиной», «Суд над самогонщиками» (сочинения врачей Л.А. и Л.М. Василевских), «Суд над знахарством» и прочие. Обкатку такие постановки проходили в крупных городах, постепенно продвигаясь до самой глубинки.

Афиша с приглашением на суд. Источник фото — яндекс

Немного окунёмся в атмосферу судебного процесса.

« Председатель суда оглашает уголовное дело по обвинению проститутки в заражении красноармейца К. сифилисом.

Показания обвиняемой, обвинителя и свидетелей. Перерыв.

Во время перерыва масса записок и устных вопросов со стороны красноармейцев о сифилисе, проституции, на что врач даёт исчерпывающие ответы. После перерыва слово получает обвинитель и защитник».

Кульминацией всего действа выступала именно речь защиты, ненавязчиво указывая зрителям, куда направить гнев, а куда милость.

«Личная драма Заборовой так похожа на жизнь сотен и тысяч женщин, попавших на улицу, что нам необходимо говорить о ней, прочувствовать её, проследить все детали и потом уже сделать выводы, принять решения, важные не только для Заборовой, но и для тысяч ей подобных…

Женщина-работница не должна быть матерью – ведь ребёнка нужно кормить, только богатые имеют право на семью и детей…

Она отдала ребёнка в деревню и сама пошла зарабатывать хлеб. На деньги, заработанные своим телом, она кормила ребёнка.

Заборова была настоящей матерью – Заборова героически выполняла свой высший долг и высшее назначение. И она, та, которую  судим мы, она являлась ярким примером самоотверженного выполнения обязанностей матери. Заборова не чета тем матерям, которые бросают своих детей, которые не способны на сострадание даже во имя тех, кому они сами дали жизнь…

Старую жизнь нужно судить, тех, кто бросил её на улицу, тех, кто превратил её в проститутку».

После умелой расстановки акцентов  не удивительно и решение суда: ...принимая во внимание, что Заборова стала проституткой во время царского режима, сама тяжёлая жизнь толкнула её в объятия проституции, постановили: Проститутку Заборову направить в госпиталь на излечение и просить Собез после излечения отправить её на работу и таким образом дать возможность стать на честный путь труженицы.

Красноармейца Крестьянова передать на общественный суд за то, что он за деньги покупал тело женщины и тем самым поддерживал буржуазную психологию».

Тема венерических заболеваний в ту пору стояла остро, как никогда. Об этом говорит и объявление в клинцовской газете «Голос текстилей» времён НЭПа.

Объявление в газете «Голос текстилей». 1928 год. Из семейного архива Ольги Клетной

С похожими жизненными ситуациями сталкивались многие присутствующие в зале. У кого-то были знакомые, как гражданка Заборова, а кто-то знал таких, как красноармеец Крестьянов. Порой трудно было принять чью-то сторону и определить виновного. А тут и человеческое сострадание проявили и виновного нашли в лице «старого строя» и «царского режима». Никто не остался обиженным.

 Сюжеты инсценированных судов были у всех на слуху. В них верили, о них рассуждали, горячо спорили, как ни на одной агитационной лекции. Такие постановки в точности напоминают современные ток-шоу, где ведущие направляют зрителя в «правильное» русло, создавая иллюзию самостоятельного выбора.

  Через перемывание косточек Заборовой и Крестьянова присутствующие на суде незаметно для себя усвоили главный урок сего представления. Как писала клинцовская газета Труд, приводя слова красноармейцев после завершения суда: «- Теперь буду знать, что такое сифилис и что от него бывает. Поеду по демобилизации домой, там расскажу».

© Павел Чирков

error: Content is protected !!