Для связи с проектом

29 мая, 2024

Добро пожаловать в мир общепита. Что мы знаем о клинцовских чайных

На страничке Центральной библиотечной системы города Клинцы есть публикация, посвященная открытию народной читальни (История народной читальни им. А.С. Пушкина г. Клинцы (1901 – 2001) Н. Ф. Сердечная, библиограф ЦБС г. Клинцы ). Тема эта неплохо освещена, поэтому мы не стали её дублировать.  Однако один эпизод статьи послужил зацепкой для настоящей работы.

Как следует из текста, открылась народная читальня в феврале 1901 года в двухэтажном доме госпожи Махоткиной на улице Лысовка (ул. Советская).  Две комнаты на втором этаже занимала сама читальня, а на первом  расположилась чайная. О ней и пойдёт речь.

Базарная площадь в Клинцах
Фото и подпись из материала Н.Ф. Сердечной на сайте library-klintsy.org

 В крупных городах появление и развитие чайных имеет свои нюансы. Нам же, в первую очередь, интересно, как это происходило в нашем городе. Специальных публикаций, связанных с тематикой местного общепита, не было, поэтому пришлось начинать с нуля,  по крупицам собирая информацию из различных источников.

Путь от рассвета до заката чайных в Клинцах укладывается в относительно небольшой промежуток времени. Но это ни сколько не умаляет интерес к их истории.  Когда-то эти заведения определённо пользовались популярностью.

Первые точки общественного питания (шинки)  известны в Клинцах с 18 века. Некоторые населённые пункты в окрестностях посада одно время специализировались на такого рода услугах, что нашло отражение в топонимике.  Так, например,  Почетуха в Описи Левобережной Украины указывается, как «карчмы Почетуха под Клинцами». А деревня Забегаевка (на северной окраине посада)  имела второе название – Красный Кабачок.

Корчмы, шинки, кабаки – все они представляли собою незамысловатые  заведения с более чем скромной едой и выпивкой.  И всё же львиная доля их выручки приходилась на реализацию алкоголя.  О масштабах продажи в посаде «зелена вина» мы уже рассказывали в одной из предыдущих статей.

Основными потребителями дешёвого пойла были представители беднейшего крестьянства и низкоквалифицированные рабочие. В определённой мере, пьянство представляло угрозу для быстрорастущей промышленности Клинцов. Несчастные случаи на производстве, взрывы паровых котлов и пожары некоторые приписывали  результатам пагубной привычки. В конце 19 века проблему признавали как  губернские чиновники, так и руководство страны.

«Пьянство в народе, систематическое спаивание его с помощью большого числа питейных заведений сделалось существующим фактом, и Правительство озабочено в настоящее время приисканием средств для устранения существующего зла» (Труды Черниговской комиссии по еврейскому вопросу. 1881 г.).

В целях борьбы с пьянством  С.Ю. Витте, учитывая опыт некоторых европейских государств, предложил создать Попечительство  о народной трезвости, которое состояло бы в ведении министерства финансов. Идею одобрил император Александр III.

20 декабря 1894 года принимается устав Попечительства.

Титульный лист устава попечительств о народной трезвости. Фото из открытых источников

 Первая статья устава гласила:

«В каждой из губерний и областей в районе казённой продажи питей учреждаются Попечительства о народной трезвости».

Главная задача организации заключалась в ограждении населения «от употребления крепкими и всякими вообще охмеляющими напитками».

Помимо всего прочего, Попечительствам предоставлялось право открывать народные читальни, клубы, чайные.  Если же  их организацией занимались другие общества, учреждения или частные лица, Попечительства оказывали им всяческую поддержку. Правда, на помощь можно было рассчитывать  в том случае, когда учредители преследовали просветительские цели, а не просто желали получить коммерческую выгоду.  

Владельцы прочих чайных тоже не были обделены вниманием. Для них существовал  ряд льгот. Низкие налоги и арендная плата, а также возможность открываться раньше питейных лавок должны были стимулировать появление безалкогольных пунктов питания.

В Уставе Попечительства о народной трезвости есть целый список указаний, касающихся обустройства народных чайных.  Благодаря этому, мы имеем представление о том, как могло выглядеть  подобное заведение в нашем городе.

Устраивать народные чайные предлагалось «на самых базарных площадях» и «в местах скопления рабочего люда”. В Клинцах, как мы знаем, этим критериям соответствовала улица Лысовка, проходящая через  Базарную площадь. Наличие по соседству читальни особенно приветствовалось.

«В каждой чайной должно быть не менее одной ежедневной газеты и одного еженедельного или ежемесячного журнала, по возможности, иллюстрированного. Желательно снабжать каждую чайную Настольною книгою для народа».

На внутренних стенах рекомендовалось сделать надписи «с пословицами и поговорками о пьянстве из брошюры священника Булгаковского (Пьянство. Изречения и мнения о пьянстве и его ужасающих последствиях древнего и нового времени)».

Здесь же должны были висеть картины, плакаты и объявления, «могущие интересовать народ или быть ему полезным».

Для развлечения  в помещении чайной могли устанавливаться стереоскопы, кривые зеркала, граммофоны или другие диковинные приспособления.

Что же касательно самого чая, то его продавали двух видов. Плиточный по 3 копейки за порцию, а развесной по 4 копейки. За добавочные приборы взымалась плата в 1 копейку. Столько же денег брали за второй чайник с кипятком.

Кроме чая желающие могли купить хлеб, молоко, колбасы, лимоны, семечки, конфеты, кофе, лимонад. Народным чайным разрешалось торговать гербовой бумагой, марками и табачными изделиями.

Обязательным требованием к любой чайной был полный запрет на продажу и употребление спиртных напитков. А вот курить дозволялось, но только в специально отведённых местах.

 Лица в нетрезвом виде, а так же ведущие себя непристойно внутрь заведения не допускались.

Всплеск открытий народных чайных в Российской Империи пришёлся на рубеж 19 и 20 веков.  Несмотря на заявленную поддержку Попечительств, затея с дешёвым безалкогольным общепитом в большинстве случаев оказалась убыточной. Недолго продержалась и клинцовская народная чайная, находившаяся в ведении городской управы.

Первая чайная Московского общества трезвости. Фото из открытых источников

Иначе обстояли дела с частными заведениями, хозяев которых волновало, в первую очередь, извлечение прибыли. Как ранее было сказано, чайные имели некоторые налоговые преимущества. Этим поспешили воспользоваться предприимчивые жители посада.  Взяв дело в свои руки, они сумели вдохнуть новую жизнь в, казалось бы, бесперспективное  предприятие.

«В Чайной». Художник А.А. Кокель. Фото репродукции из открытых источников

В документах начала 20 века  мы смогли отыскать несколько частных чайных в Клинцах. Не брезговали открывать такой бизнес и мелкие торговцы, и крупные промышленники.  Имена некоторых из них указаны в «Заявлении для торговых предприятий в Суражское раскладочное присутствие».

В 1906 году Малка Янкелевна Фридкина (по другим записям Фрейдкина) владела чайной и биллиардной, расположенной на Базарной площади посада в доме З.С. Гинзбурга. Заведение ютилось в двух комнатах. Всеми делами заведовала сама хозяйка, не прибегая к помощи наёмных сотрудников. Аренда помещения обходилась в 120 рублей за год. В 1908 году предприятие Малки Янкелевны ещё действовало и, видимо, вполне успешно.

Архивные документы с упоминанием клинцовских чайных. Архив ГАБО

Ещё одну чайную-биллиардную содержала Двося Генуховна Фредкина. К услугам посетителей здесь была только одна комната, за которую владелица выкладывала всё те же 120 целковых в год.

Как минимум две чайных в 1914 году действовало на Стодоле. Они относились к владениям Товарищества Василия Барышникова Сыновей. По планам, составленным  главным механиком Иваном Петровичем Никитиным, можно установить места нахождения каждой фабричной постройки. Чайная под номером 1 стояла при въезде на территорию конного двора и примыкала к помещению для экипажей.

Чайная у Барышниковых на Стодоле. Фрагмент карты Никитина И.П.

 Сейчас это участок кожзавода, слева от проходной.  Судя по большим размерам постройки, это была так называемая чайная трактирного типа, где посетителям предлагалось не только отведать чаю, но и полноценно перекусить. Мимо неё проходила булыжниковая мостовая.

Можно предположить, что эта точка общественного питания предназначалась для тех, кто приезжал на фабрику по делам. Её легко мог найти любой гость, не плутая в лабиринтах промзоны.

Для рабочих у Барышниковых имелась своя чайная, расположенная на фабричном дворе в окружении цехов. На этом месте в годы советской власти возвели корпус из красного кирпича. В настоящее время ни одна из построек, где размещались вышеупомянутые чайные, не сохранилась.

Чайная в России в начале XX века. Иллюстрация из публикации того времени о пользе трезвого образа жизни

В целом, можно сказать, что перед Октябрьской революцией, особенно во время сухого закона 1914 года частные чайные особо не бедствовали, а в период запрета продажи спиртного ещё и утёрли нос питейным лавкам. Для  широких слоёв населения доступный безалкогольный общепит стал альтернативой пропитанным сивушным амбре кабакам.

Следующее упоминание чайных мы встречаем на закате НЭПа, когда рынок услуг и мелкая торговля были сосредоточены в руках частников.

Газета Труд в 1930 году опубликовала список недоимщиков по городу Клинцы и району. Среди должников значатся  Ошеверова Голда Еселева (ул. Карла Либкнехта, 17) владелица чайной и Симин Абрам Нохимов (ул. Свердлова) хозяин чайной-закусочной.

К тому времени давно  утратил силу сухой закон, никто не следовал правилам устава попечительства о трезвости. Собственник сам вносил коррективы в устройство точек питания.

В СССР пытались реформировать эту сферу услуг и создать новую, «советскую» чайную. Начали со смены форм собственности. Место владельцев частных лавочек заняли в большей степени структуры потребительской кооперации.

В сборнике статей «За здоровый культурный быт» 1931 года были опубликованы рекомендации по устройству столовых и чайных.

«Помещения для приёма пищи при кухне-столовой или при чайной совершенно не должны напоминать тех заплёванных, душных и грязных трактиров-чайнушек. Надо так оборудовать и содержать эти помещения, чтобы люди могли в здоровой обстановке принять пищу, провести здесь часы своего досуга, встретиться с соседями, приезжими из других мест, отдохнуть и потолковать о своих делах».

Для сотрудников предлагалось введение спецодежды. Работающие на кухне должны были носить белые халаты, а  те, кто подавал блюда – фартуки.

Из места, где просто можно было попить чайку, чайные окончательно превратились в гибрид столовой, кафе и закусочной.

40е – 50е годы 20 века отметились глобальными преобразованиями в организации общепита. Регламентировал деятельность в этой сфере документ, который назывался «Типы предприятий общественного питания». По новой классификации на территории страны могли действовать только фабрики-кухни, столовые, буфеты, рестораны, закусочные и чайные. В дальнейшем этот список изменили. Впрочем, чайные продержались в нём вплоть до развала СССР.

Из рассказов очевидцев и небольших заметок в местной прессе вырисовывается картина послевоенной жизни этих заведений.

Не раз на страницах клинцовского Труда «засветилась» чайная райпотребсоюза, расположенная на улице Советской.

«Попробуйте в этой чайной напиться чаю. Если спросите его у официантки, она посмотрит на вас так, будто вы просите её прокатить на спутнике. Торгуют здесь главным образом спиртным, в помещении дым, грязь, полно пьяных».

Клинцовская чайная. Карикатура из газеты “Труд”

Через год в редакцию газеты пришла очередная жалоба:

«Потому и порядки в чайной прежние: здесь вечно накурено, полно пьяных. Правда в буфете сорокоградусной не продают, на витрине одно вино, но официантки и заведующая чайной Киреенко любезно разрешают распивать водку, принесённую с собой.

Объясни, пожалуйста, товарищ Кузьма, новому председателю райпотребсоюза, для чего служит чайная».

Со слов местных жителей удалось установить, где располагалась эта злосчастная забегаловка. В 70е годы вместо чайной открыли овощной магазин.  

Бывшая чайная на картине клинцовского художника Ю.А. Сычева

Стодольская чайная на площади Ленина открылась после войны. Специально для этой цели напротив фабричного клуба поставили деревянную «избушку», которая просуществовала до начала 60х годов.

В дни зарплаты, как рассказывали старожилы, сюда шли толпы трудящихся кожзавода и ленинки. Выпивку брали в розлив и на вынос. Тем, кому не хватило места в чайной, устраивали «фуршет на троих» в парке. К этой вакханалии добавлялись крики немногих отчаянных жён, которые всеми правдами и неправдами старались помешать своим суженым пропить кровно заработанные рубли.

Чайная на Стодоле в Клинцах. Фото из архива ККМ

Около центрального входа колхозного рынка по ул. Свердлова работала ещё одна чайная райпотребсоюза. Её тоже упоминают в газете. В этой точке предпочитали «харчеваться» крестьяне, приехавшие из окрестных сёл и деревень поторговать на выходных. Поэтому полный «аншлаг» был только в базарные дни. Колхозники, пишет газета, «после удачного торга… часами закусывают, а колхозные лошади стоят некормленые и непоеные».

Чайная у колхозного рынка в Клинцах. Карикатура из местной газеты “Труд”

«В чайной №1 общепита клинцторга всегда много посетителей Их привлекает благоустроенное помещение». Так бодро начинается письмо в редакцию Труда от жителя дома №19 по ул. Карла Либкнехта. Далее возмущённый автор рубит правду-матку:

«Здесь плохо обслуживают посетителей, не всегда хорошо готовят пищу.

14 июня мне пришлось полчаса ждать, пока подадут обед. Ещё хуже пришлось нескольким рабочим, занявшим соседний со мной столик. Они просили официантку подать обед быстрее, чтобы не опоздать после перерыва на работу. Однако этой просьбе никто не внял, обед подали к концу их перерыва, причём сначала первое и третье блюда, а спустя 15-20 минут – второе. На претензию этих посетителей официантка ответила грубостью. Жалобную книгу им отказались дать».

Запах копчёной рыбы, пота, перегара и табачного дыма – вот, что запомнили многие посетители городских чайных-столовых. От заведений времён Попечительства о народной трезвости не осталось и следа. Ничего уже не напоминало о борьбе за трезвый образ жизни и приобщении людей к культуре. Благая идея, рождённая в конце 19 столетия, к середине 20 века превратилась в адское шапито. Поэтому совсем не удивительно, что вскоре чайные с клинцовских улиц были вытеснены столовыми, кафе и ресторанами.  

© Павел Чирков

Благодарим за помощь в подготовке материала Клинцовскую центральную библиотеку им. Пушкина, Гинзбург Нину Моисеевну, Федорову Наталью Григорьевну и Федорова Анатолия Георгиевича.

error: Content is protected !!