Для связи с проектом

20 июня, 2024

Как в Клинцах хотели увековечить память о Ленине и что из этого вышло

О смерти Владимира Ильича Ленина Клинцы узнали 22 января 1924 года.  Трагическая новость внесла некоторую сумятицу как в руководящий состав государства, так и  в умы рядовых граждан. Пока партийная верхушка дискутировала о том, что делать с телом покойного вождя мирового пролетариата, редакция клинцовского «Труда» выступила с инициативой сохранить память о главном большевике страны.

В этом вопросе Клинцы оказались впереди паровоза. Как мы знаем,  постановление «О сооружении памятников В. И. Ленину» было принято на II Съезде Советов СССР только 26 января 1924года. А Комиссия по увековечению памяти В. И. Ленина, согласно решению Президиума ЦИК СССР,  появилась лишь спустя два месяца после похорон, а именно 28 марта.  

Подобная несогласованная самодеятельность хотя формально и выглядела фальстартом, но никоим образом не запрещалась властью и была достаточно распространённым явлением в то время. На волне коллективного траура доброхоты со всех уголков страны, не дожидаясь команды от начальства, генерировали идеи о том, в какой форме Ленин будет живее всех живых.

В Клинцах процесс увековечивания запустили на второй день после смерти вождя. Газета «Труд» кинула клич ко всем неравнодушным жителям города и района:

      «КТО ЛЮБИЛ ИЛЬИЧА, КТО ХРАНИТ И ЛЕЛЕИТ СВЕТЛУЮ ПАМЯТЬ О НЁМ, – ВНОСИТЕ СВОЮ ЛЕПТУ НА ПОСТРОЙКУ В КЛИНЦАХ ПАМЯТНИКА ИЛЬИЧУ.

Ильич – умер. Но клинцовские рабочие хотят всегда видеть перед собой его образ, хотят, чтобы он всегда им напоминал о клятвах, принятых на общих собраниях, печатаемых в сегодняшнем номере.

Редакция газеты «Труд», идя навстречу желаниям клинцовских трудящихся, вносит предложение создать в Клинцах памятник Владимиру Ильичу…

Товарищи, желающие принять участие в создании памятника, приглашаются делать свои взносы, не стесняясь их размеров, в редакцию газеты».

Заметка в клинцовской газете “Труд”. 1924 год. РНБ

Первым «трудящимся», кто откликнулся на порыв газетчиков, по иронии судьбы  был безработный товарищ М. Ю. Зуровский, который пожертвовал на общее дело один рубль в золотом эквиваленте.  Следом за ним в кассу строительства памятника сделали взносы сотрудники редакции и группа наборщиков типографии. Итого на 23 января собралось 16 рублей.

Отчёты о денежных поступлениях регулярно печатали в прессе. С каждым днём кампания по сбору средств на памятник набирала обороты. К 25 января накопилось 42 рубля 10 копеек. В следующем номере фигурировала сумма в 367 рублей 10 копеек. От Шумейко М. Г. поступила облигация золотого займа, от безработного Какузина З. Б. –«7 разных серебряных монет», от сторожа лесопильного завода С. Филькельштейна – 1 австрийская крона.

Клинцовские обыватели Абезгауз и Дымшиц случайно нашли 900 дореформенных рублей (по курсу 1924 года это 1руб. 40 коп.). Скромный «клад» они передали на сооружение памятника.

 Среди благотворителей отыскалась фамилия загадочного героя одной из ранних публикаций Хроноскопа. Участник революционного движения начала ХХ века на Стародубщине, а в 1924 году клинцовский кустарь Вульф Абрамович Путин выделил на памятник Ильичу ровно 50 копеек.

  В начале февраля в народной копилке лежало «877 рублей 97 копеек золотом, 28 облигаций пятирублёвого достоинства, 1 австрийская крона, 7 разных серебряных монет, 6 рублей 95 копеек серебром, 15 пфенингов немецких, 1 купон от 5 рублёвой облигации в 15 копеек и 1 американский доллар».

Общими усилиями в течение года удалось накопить 2301 рубль и  84 копейки.  Почему-то остановились именно на этой сумме.

Самыми щедрыми вкладчиками были рабочие, служащие, коллективы школ. Далее шли безработные и кустари. Замыкали списки отдельные представители артдивизиона (Дубровин Ф. Г.), торговцев (А. Ривкин) и «мануфактуристов» (И. Я. Мулин). А вот фамилии крестьян в перечне благотворителей газета не называет. Вполне допустимо что, отношение большинства сельских жителей к личности Владимира Ильича на тот момент было не таким уж и тёплым.

Клинцовский “Труд”. 30 января 1924 года. РНБ

И в среде пролетариата не всё проходило так гладко, как может показаться на первый взгляд.

«… в Клинцах много рабочих и служащих, не сделавших ни отчислений, ни взносов на памятник. Их немедленно нужно втянуть в работу». Это выдержка из статьи «Строим памятник Ленину», опубликованной в 25-ом номере «Труда».

Да, звучали пламенные речи на многочисленных собраниях, клятвы в преданности идеям, стихи-посвящения доморощенных поэтов, но проголосовать рублём за памятник спешили далеко не все.

Стихотворение “Помер” в клинцовской газете “Труд”. РНБ

Чтобы оживить поступление денег, агитаторы предлагали  «устройство спектаклей и революционных вечеров». Ещё один проверенный метод воздействия на массы –  «практиковать вызовы, как это делалось в кампании помощи воздухофлоту».

Спустя 5 лет, газета выдала приукрашенную версию этой истории, где среди прочего появились такие строчки:

«За сбор средств агитировать не пришлось… Ильич дорог всем, и каждый рабочий, каждый служащий, каждый трудящийся Клинцов вносил свою лепту на постройку в Клинцах ему памятника… Каждый вносил, кто сколько смог».

Позволим себе усомниться в правдивости этих слов.

Затея с памятником уже на старте кампании больше напоминала какую-то авантюру. Организаторы уверяли, что «при небольшой материальной поддержке каждого из рабочих эта задача лёгкая и вполне выполнимая». На всё про всё отводилось две недели. Правда, не было ясно, какая сумма потребуется на строительство. При этом не существовало ни проекта, ни сметы. Да и каким образом увековечить память лидера революции каждый понимал по-своему. Все вопросы пытались утрясти по ходу кампании. Мол, будут деньги – тогда и обсудим что, где и когда.

В конце концов, заботу о том, каким должен быть памятник в Клинцах возложили на самих жителей города. После чего на адрес редакции посыпались письма с предложениями. Большинство из них сводилось к установке монумента. В одном из  сообщений описывается проект товарища Зуровского, того самого безработного «трудящегося».

«… памятник, изображающий фигуру Ленина во весь рост, держащим правой рукой рабочего за руку и левой крестьянина, причём на соединение их рук поместить лозунг смычки «серп и молот»»

 Скульптурную группу хотели установить на следующих локациях:

«1) площадь против Уфинотдела,

2) около коммунистических могил в лесу,

3) если памятник небольшой – против Нардома вместо киоска,

4) против здания бывшей женской гимназии, где место обнесено каменным забором».

В недолгом процессе обсуждения газетчики изменили своё мнение. Взамен  монументального изваяния они склонялись к другим способам увековечить усопшего вождя и недвусмысленно намекали на это клинчанам.

«… товарищи вносят более дельные предложения, ибо сам Ильич недолюбливал памятники, считая их в наших теперешних условиях ещё слишком дорогим удовольствием

Тов. Ф. Шугарихин предлагает на собранные средства устроить санаторию для туберкулёзных детей

Тов. В. Эртман предлагает устроить ясли для детей городских работниц

Тов. Д. Г. Лифшиц предлагает соорудить в Клинцах рабочий университет им. Ильича».

Товарищ Шухман желал видеть в нашем уезде электростанцию им. Ленина. Схожая позиция была у Игната Типикина, который в память «реформатора электрического освещения в России, товарища Ленина» мечтал провести электричество в соседние с Клинцами деревни и сёла. Рабкор Кашук призывал потратить собранные  деньги на «Дом беспризорного ребёнка имени тов. Ленина». Кстати, такое учреждение (дом беспризорных им. Ленина) по документам действовало в городе в 1926 году, но появилось оно не за счёт ленинских денег. Им нашли другое применение.

Зимой 1925 года все 2301 руб., собранные клинчанами на памятник Владимиру Ильичу, потратили на покупку зерноочистительного обоза (две сортировочные веялки и два триера), который сразу же направили в Унечскую волость. К нему в придачу шёл опытный агроном и «волшебный фонарь с достаточным запасом диапозитивов по вопросам агрикультуры». Под «волшебным фонарём» имели ввиду проектор диафильмов.

 Такое решение как-то не стыковалось с первоначальным желанием клинцовских рабочих «всегда видеть перед собой» образ вождя.

Дальнейшее развитие событий не менее парадоксально. Исколесив за 23 дня 78 вёрст, обоз в придачу с «волшебным фонарём»  был продан Унечскому волисполкому, как писал «Труд», «по себестоимости». Деньги всё же вернулись в  ленинский фонд, но в уменьшенном виде. Вместо 2301 рубля, по информации газеты, стало 1800.

Первый бюст Ленина в Клинцах на территории фабрики им. Октябрьской революции

В то время как общественность ждала от редакции газеты и руководства города обещанный памятник, рабочие бывшей Троицкой фабрики в 1925 г.  сами установили на территории производства бюст вождя. С полной уверенностью можно сказать, что это был первый Ленин не только в Клинцах, но и во всём Клинцовском уезде. Данный факт подтверждает заметка в рубрике «На культурном фронте»:

 «В бывшем цветнике, во дворе ф-ки им. «Октябрьской Революции» в воскресенье 6 июля, в 2 1|2 часа дня впервые в Клинцовском уезде состоялось торжественное открытие памятника мировому пролетариатскому вождю – Владимиру Ильичу Ленину.

На открытии памятника с приветственными речами выступали представители: от профессиональной организации, Укома Р.К.П., Уисполкома, Укома Р.К.С.М., подшефной воинской части, от ячеек других ф-к и пионеры».

Вечером, после официальной части, был дан спектакль и концерт.

Заметка об открытии памятника на Октябрьской фабрике в Клинцах. РНБ

Спустя 2 года свой вариант монумента представили стодольские ткачи. К 10-й годовщине Великого Октября в парке фабрики им. Ленина они сколотили копию усыпальницы вождя. Прототипом столь необычной инсталляции послужил деревянный мавзолей, построенный перед кремлёвскими стенами весной 1924 года по проекту архитектора А. В. Щусева.

Деревянный мавзолей Ленина. Проект Щусева. Фото из открытых источников

 Клинцовская конструкция тоже была выполнена из дерева и отличалась от оригинала незначительными деталями и размером.  Единственным изображением мавзолея, которым мы располагаем, является фотография в иллюстрированном приложении к «Труду» за 1927 год.

До сих пор нет ясности, было ли это сооружение полноценным памятником, или же оно исполняло роль временной декорации к праздничному митингу.  В пользу одной и другой версии есть свои аргументы. В любом случае, ни о чём похожем в СССР на сегодняшний день мы не знаем.

Кажется, так свою любовь к Ленину не выражал никто.

Мавзолей в парке фабрики имени Ленина на Стодоле. Приложение к газете “Труд”. 1927 год. РНБ

Между тем попытки обессмертить имя Ленина в городе не прекращались. Народный фонд Ильича хоть и обеднел слегка, но всё ещё не был израсходован по назначению. Один из прожектёров настаивал использовать оставшийся капитал «на улучшение дороги, по которой будет идти связь города с деревней». По существу предлагалось в буквальном смысле отремонтировать разбитые просёлочные дороги. Деньги просили всего-то на «деревянный канавокопатель, деревянный утюг и конную железную лопату», с  остальным обещали справиться своими силами.

Конная лопата. Рисунок из открытых источников

Даже такой бюджетный проект не встретил поддержки и остался без внимания.

В 1928 году порядком уставшие и раздражённые активисты напомнили о себе заявлением:

«Теперь мы снова выступаем с предложением и именно с таким, на которое собирались эти средства. Имеющиеся деньги вполне достаточны для постройки в Клинцах железо-бетонного памятника В. И. Ленину, размер художественной статуи будет в натуральную величину, по модели скульптора Нерода работы московской ассоциации художников революционной России.

Вариант памятника Ленину для установки в Клинцах. Клинцовская газета “Труд”. 1928 год. РНБ

Фигура Ленина по этому образцу сделана из железо-бетона, стоит она 1000 рублей, устройство хорошего постамента с некоторыми надписями не будет превышать по своей стоимости остаток уже имеющихся сумм, так что сооружение памятника абсолютно не вызовет дополнительных затрат.

Местом установки памятника мы предлагаем избрать угол улиц Карла Либкнехта и ул. Льва Толстого».

Через год редакция газеты не возражала против установки скульптуры. Единственное, что её не устраивало – это место расположения. Предложенный ранее Почетушский парк и Стодол также признали неудачным выбором.

На этот счёт у держателей ленинской кассы была своя точка зрения:

«Строится Дом Советов, перед которым будет специальная обширная площадь. На этом месте – перед Домом Советов и может быть построен памятник. Место во всех отношениях удобное и отвечает идее постройки памятника».

Ноябрьская демонстрация на Стодольской площади. 1937 год. Клинцовская газета “Труд”. РНБ

Казалось бы, злоключения с памятником подошли к концу. Однако история выбрала другой путь. На площадке возле  Дома Советов в скором времени выросла фигура очередного вождя – Сталина. А первый Ильич в полный рост появился в 1937 году на Стодольской площади.

Открытие первого памятника Ленину в Клинцах на Стодоле. Ноябрь 1937 год. Фото из газеты “Труд”. РНБ

Судьба денег, собранных трудящимися на увековечивание памяти Ленина, по сей день остаётся загадкой.

© Павел Чирков

error: Content is protected !!