Для связи с проектом

29 мая, 2024

В нелюбимых Клинцах повстречал он любовь. Первый египтолог Российской империи Франц Баллод

Это удивительное исследование стало результатом совместной работы автора и кандидата исторических наук, старшего научного сотрудника института всеобщей истории Российской академии наук Евгении Львовны Назаровой. Архивные документы, уникальные фотографии и воспоминания открыли для нас еще одну неизвестную страницу истории нашего города.

Франц-Александр Вальдемарович Баллод (Францис Александрс Балодис) родился 7 августа 1882 года в небольшом старинном городе Вальмиере (Вольмар) Лифляндской губернии. Его отец, Вальдемарс Балодис, преподававший Закон Божий и пение в местном приходском училище, кроме того был известным краеведом. Увлекался он и археологией, любовь к которой привил и своему сыну еще в раннем детстве.

После окончания рижской гимназии Франц поступил на теологический факультет Дерптского (Тартуского) университета. Перспектива стать учителем Закона Божьего или священнослужителем студента Баллода не прельщала. В стенах университета он продолжает активно интересоваться археологией, историей Древнего Египта и Ближнего Востока. Самостоятельно изучает древнееврейский язык.

Францис Балодис в молодости. Фото из открытых источников

В 1903 году в возрасте 21 года, Франц Баллод встал, как было положено, на воинский учет. При этой процедуре молодые люди тянули жребий – идти служить в регулярную армию, или быть зачисленным в резерв, откуда в случае военных действий брали в ополчение. Франц вытянул жребий идти служить, но как студент получил отсрочку до конца учебы – 10 августа 1906 года. 4 сентября его уже ждали, как говорится “забрить лоб”, в Вольмарском военном присутствии. В 1905 году Лифляндская губерния, как и вся империя, была погружена в водоворот революции. Студенты Дерптского университета ей явно сочувствовали. Сам Франц не был революционером, но как и многие студенты участвовал в демонстрациях и митингах. Нередко эти выступления подавлялись силами регулярной армии, куда студенту Баллоду и предстояло в скором времени отправиться.

В планы Франца служба в армии явно не входила, а способ ее законно избежать был один – стать штатным учителем. Этот статус давал освобождение от призыва на 18 лет. Еще до получения диплома в университете он отправляется на Украину. Там у Франца жили родственники: в имении князя Ливена управляющим работал его дядя – брат матери. Киев – большой и красивый город, нравился Францу. Работали здесь учителями немецкого языка и его соотечественники. Не исключено, что именно они и помогли ему получить нужную информацию о наличии вакансий в Киевском учебном округе и договориться об экзамене на должность учителя гимназии и других учебных заведений. 6 июня 1906 года Франц Баллод успешно проходит испытания на право преподавать немецкий язык, а уже 13 июня получает место учителя в семиклассном Техническом училище посада Клинцы.

Семиклассное Техническое училище в Клинцах. Начало XX века. Архив ККМ

Спустя десятилетия, в 1941 году, в Швеции, Франц Баллод напишет и опубликует на шведском языке свои воспоминания, где немного, но красочно опишет свои впечатления от Клинцов. Стоит учесть, что копался в памяти Франц Баллод, пожалуй, в самый трагический период своей жизни. В 1940 году ему пришлось покинуть Латвию, ставшую советской, когда выстроенное государство с налаженными культурными и научными институтами, со сложившейся системой образования, включая высшую школу, перестало существовать. Баллод предпочел уехать. Не хотел оказаться в роли булгаковского профессора Преображенского в окружении “шариковых”. Естественно, что такое настроение не могло не сказаться на общем тоне его воспоминаний о жизни в России, в том числе и Клинцах.

Произвел посад на выпускника Дерптского университета гнетущее впечатление. По его словам: “Грязь и пьянство, отсутствие культурных учреждений и интересного общения разительно отличало Клинцы от академического Дерпта, столичных Риги и Киева. Культурная жизнь в посаде была почти на нуле, а представители немногочисленной интеллигенции – учителя, врачи и священники – предпочитали чтению и интеллектуальным занятиям  –  пьянство и карты”.

Пьянства и всяких непотребностей у нас хватало, что уж тут говорить, но глубокое изучение истории нашего города, его культурной жизни до революции заставляет нас не воспринимать всерьез слова Баллода. Причины предвзятости мы объяснили выше. Как бы не относился к Клинцам учитель немецкого языка из Латвии, но, тем не менее, свою любовь и будущую жену он встретил именно здесь. Его избранницей стала представительница очень известной в Клинцах фамилии –  Александра Ивановна Кубарева. Как известно, в посаде существовали две фабрики и ветви Кубаревых: “Нижний” Кубарь на Тепляковщине и “Верхний” Кубарь, который обосновал свое производство на территории находящегося сейчас в руинах того самого Технического училища – Текстильного техникума. Обе фабрики сгорели, а их владельцы так и не смогли поправить свои финансовые дела и в будущем жили весьма скромно. Как и Александра Ивановна, которая, относилась к потомкам “Верхнего” Кубарева.  Из личного дела Франца известно, что она окончила клинцовскую женскую гимназию и зарабатывала на жизнь частными домашними уроками.

Франц Баллод с учителями Клинцовского технического училища. Сидит в центре. 1907 год. Архив ККМ

Как и при каких обстоятельствах молодые люди познакомились Франц умалчивает. Судя по всему, чувства их были взаимны и крепки. Она – образованная бесприданница из старообрядческой семьи 23 лет (что немало для девушки по тем временам), он –   лютеранин с университетским образованием, непьющий и далеко небогатый учитель 26 лет от роду. Родители невесты ничего против свадьбы с иноверцем не имели. Вариант с Францем был далеко не самым худшим. Не против были и родители с другой стороны. Руководство клинцовского училища также не возражало. Толковый учитель был на хорошем счету. Именно поэтому Франца и не хотели отпускать в Москву. Пробыв всего год в Клинцах, амбициозный выпускник Дерпта, мечтавший заниматься наукой, был приглашен в Москву, в семиклассное коммерческое училище имени цесаревича Алексея. Согласование перевода, училища подчинялись разным министерствам (коммерческое училище находилось в ведении Министерства Торговли и Промышленности), заняло длительное время. Официально Франц Баллод покинул посад Клинцы в ноябре 1907 года.

Церковь, в которой венчались Александра и Франц. Фото Ольги Савичевой

Нам удалось найти в архивах метрические книги Покровской церкви села Покрова-Ризницы, что под Москвой. Именно там 7 мая 1908 года штатный преподаватель немецкого языка коммерческого училища имени цесаревича Алексея Александр (Франц) Вольдемарович Баллод лютеранского вероисповедания венчался первым браком с православной мещанской девицей из Черниговской губернии Александрой Ивановной Кубаревой.  Со стороны жениха на венчании были клинцовский мещанин Николай Васильевич Кубарев и местный крестьянин Василий Метелкин. Брак невесты засвидетельствовал мещанин из Чернигова Василий Денисович Щетинин и крестьянин из села Покрова Иван Гуров.

Запись в метрической книге Покровской церкви о венчании Франца и Александры. ЦГИА

Между отъездом Баллода в Москву и свадьбой прошло больше полугода. На вполне безбедную жизнь ему бы хватило и одной работы в коммерческом училище, но Франц явно любил свою жену и хотел, чтобы она ни в чем не нуждалась. Поэтому по прибытию в Москву он начинает активно зарабатывать деньги на свадьбу и будущую семейную жизнь. Помимо преподавания немецкого языка в Алексеевском училище Баллод работает еще и в Торговых классах Общества по распространению коммерческих знаний, в частной гимназии Е.Е. Констант на почасовой оплате. С лета 1908 года Баллод устроился “по найму” еще и в женское коммерческое училище, а с начала года выиграл конкурс на замещение должности лектора немецкого языка в Московском сельскохозяйственном институте. Молодые супруги поселились в Стремянном переулке, в доме принадлежавшем Алексеевскому училищу.

Коммерческое училище имени цесаревича Алексея в Москве. Стремянной переулок. 1911 год. Фото из открытых источников

Напряженная работа и молодая жена не мешали Францу Баллоду идти к своей мечте – стать профессором и полностью посвятить себя истории и археологии. В 1907 году в Москве по инициативе археолога В.Г. Глазова и историка церкви А.И. Успенского был открыт Археологический институт.  Это был своеобразный вуз, предназначенный в основном для работавших людей; занятия проходили в вечерние часы. В действительные слушатели принимали выпускников гимназий и тех, кто уже имел высшее образование. В 1909 году список “студентов” пополнил и Франц Баллод.

Педагогический коллектив коммерческого училища. Франц Баллод в нижнем ряду первый слева. 1911 год. Фото из открытых источников

В том же году он поступил еще и на сокращенный курс Историко-филологического факультета Московского университета, который окончил в 1911-м. Видя интерес Баллода к истории Древнего Египта, профессор В.К. Мальмберг поспособствовал отправке Франца в Мюнхен, к барону фон Биссингу, одному из самых известных египтологов того времени. В Германии Баллод настолько очаровал Биссинга, что тот отдельно занимался с ним египетским языком и разрешал брать книги домой из его библиотеки. Так продолжалось несколько летних сезонов.

Директор училища Леонтий Данилович Синицкий. 1911 год. Фото из открытых источников

В 1912 году вышел указ Баварского правительства, запрещавший принимать в Мюнхенский университет студентов из России. Помог директор Алексеевского училища Леонтий Синицкий. Ради науки он пошел на откровенный подлог – достал липовую справку о болезни Франца и необходимости его лечения именно в Мюнхене. В июне 1912 года Франц Баллод успешно защищает диссертацию. Его успехи на поприще науки подтолкнули руководство Археологического института открыть кафедру египтологии, где он в качестве преподавателя был утвержден 28 декабря 1912 года. Таким образом, Франц Баллод стал первым в России дипломированным египтологом и преподавателем дисциплин по истории Древнего Египта. Позже Баллод был принят в число приват-доцентов Московского университета. Несмотря на все его суждения о нашем городе, мы можем в полной мере гордится тем, что первый египтолог страны начинал преподавать у нас в Клинцах. А наша землячка стала ему женой и верным спутником жизни.

Франц Баллод, 1912 год. Фото из открытых источников

В 1913 году в жизни Франца Баллода появился еще один человек, который имеет непосредственное отношение к истории Брянского края. Почетный член археологического института княгиня М.К. Тенишева согласилась выделить от двух до трех тысяч рублей на археологическую экспедицию в Египет. У нее было одно условие – все найденные предметы должны были поступить в Смоленский музей ее имени. Счастью Франца не было предела. Однако организация экспедиции требовала массу усилий, согласований с британскими колониальными властями. Волокита дотянулась до Первой мировой войны, а там и революция похоронила планы научной экспедиции. В Египет Баллод попадет только спустя четверть века, в 1937 году, на научный съезд в рамках культурной программы Лиги Наций.

К 1917 году Франц Баллод уже многого достиг. Он профессор, коллежский советник с личным дворянством, награды св. Станислава III степени и св. Анны II степени. Поэт Велимир Хлебников под впечатлением от знакомства с Баллодом пишет фантастическую повесть “Ка”. Казалось бы впереди у молодого ученого светлое будущее, но революция внесла свои коррективы в жизнь Франца и Александры.

Франц Баллод на уроке в Алексеевском училище. 1911 год. Фото из открытых источников

В 1918 они перебираются в Саратов. В местном университете Франц Вольдемарович преподает на историко-филологическом факультете, годом позднее возглавляет его. Здесь Баллод начинает активную археологическую деятельность, которая легла в основу саратовской археологической школы. О нем здесь помнят до сих пор. Осенью 1923 года семья Баллод возвращается в Москву, но надолго здесь не задерживается. Реорганизация ВУЗов, постоянная смена кадров, закрытие Археологического института – все это способствовало тому, что Франц и Александра Баллод уехали в Латвию. После присоединения Латвии к СССР, в 1940 году, уже Францис Балодис эмигрирует в Швецию. Уезжает туда он с новой женой Эммой. Конечно же нас интересовал вопрос, что же стало с нашей Александрой?

Переписка о виде на жительство А.И. Баллод. 1927 год. ГАБО

В архивах мы нашли один интересный документ, который говорит о том, что Александра Ивановна Баллод, гражданка Латвии приезжала в 1927 году в Клинцы. Местные власти устроили переписку с напоминанием о сроках визы и необходимости оформления вида на жительство. Судя по документу, местом проживания Александры Ивановны был дом на Советской, 26. Цель приезда Александры нам не известна. Может проведать живых родственников или похоронить умерших. А может Александра тогда вернулась в Клинцы навсегда?

Францис Балодис с женой Эммой в Швеции. Фото из открытых источников

В беседах мы обсуждали с Евгенией Львовной различные версии. Одной из них был возможный развод Александры и Франца.  Однако, обнаруженное фото 1932 года эту версию разрушило. На ней мы видим вполне счастливую семейную пару. Она в белом кресле, он рядом с ней.  

Франц и Александра Баллод. Латвия, 1932 год. Фото из книги “Arheologija un Etnografija”

Рассматривая фотографию, Евгения Львовна обратила внимание на болезненный вид Александры, отечность ее рук и ног. Предположение о ее смерти становилось самой реальной версией почему Франц уехал в Щвецию без нее. Поиски привели нас в новые архивы, теперь латвийские. Номер от 21 июля 1933 года газеты “Jaunakas Sinas” дал печальный ответ на волновавший нас вопрос.

Некролог в газете “Jaunakas Sinas”. 1933 год

“Умерла от внутренней болезни Александра Балодис, урожденная Кубарева, супруга бывшего проректора Латвийского университета проф. Фр. Балодиса. Тело почившей положили в гроб и до захоронения оставили в доме скорби (очевидно, морг) на Бастионной площади. Захоронение в субботу (т.е., на след день) в 3 часа дня от дома скорби на Лесном кладбище, в латышской части. Александра Балодис родилась 20 октября 1884 г. в Черниговской губернии, изучала языкознание и историю. В браке с проф. Фр. Балодисом прожила 25 лет”. (Перевод в латвийского Е.Л. Назаровой)

Из некролога мы узнали, что Александра Ивановна изучала языкознание и историю. Значит свое гимназическое образование она продолжила. Возможно, занималась наукой и преподавала. Жаль, что об этом в воспоминаниях ее мужа нет ни слова. Но мы обязательно продолжим искать информацию о нашей землячке. Некролог дал нам и ответ, где похоронена Александра Баллод – Кубарева. В ходе упорных поисков мы отыскали и фото ее могилы на Лесном кладбище.

Могила Александры Баллодис в Риге на Лесном кладбище. Источник латвийский ресурс Сemety

Такой памятник Александре мог поставить только любящий ее человек. Франц переживет свою первую жену на 14 лет. Умрет на следующий день после своего дня рождения в 1947 году и будет похоронен в Стокгольме.

Францис Балодис (Франц Баллод). 1882-1947. Фото из открытых источников

Вячеслав Федоров

Благодарим за помощь в подготовке материала Евгению Львовну Назарову, Владимира Ильича Калабухина и Клинцовский краеведческий музей.

error: Content is protected !!