Для связи с проектом

21 апреля, 2024

Могила Канта под Клинцами. Легенды, факты, версии

Многие знают, что одна из самых известных достопримечательностей Калининграда (бывшего Кёнигсберга) – могила знаменитого немецкого философа Иммануила Канта, которая находится на территории бывшего кафедрального собора Кёнигсберга. Теперь и жители Брянской области могут смело говорить о том, что у них тоже есть своя могила Канта, пусть не такая популярная, как у знаменитого однофамильца, но со своей историей и тайной.

В прошлом году мы начали цикл статей, посвященных фабриканту П.С.Исаеву и приглашенным им на проживание в 1830-х годах в колонию Новые Мезиричи немецких ткачах и прядильщиках. В одной из статей этого цикла исследователь из Москвы Наталья Тахтамышева рассказала историю семьи своего деда – клинцовского инженера-путейца, немца по происхождению, Юлиуса Адольфовича Пешеля. В статье подробно рассказано о клинцовских корнях семьи Юлиуса Пешеля, в том числе была упомянута девичья фамилия его бабушки – Каролина Кант. Эта фамилия и послужила отправной точкой нашего исследования.

После выхода статьи, буквально через несколько дней, мы получили информацию от нашего читателя Николая Мурашова о том, что недалеко от поселка Мизиричи (находящегося рядом с местом первоначального поселения немцев – колонии Новые Мезиричи), в маленькой деревне Машина обнаружена старая могила другого Канта – Генриха. Близость деревни Машина к Мизиричам (около 14 км) и редкая, несвойственная нашей местности фамилия заставила нас принять решение отправиться на поиски этого захоронения. Недолго собираясь, мы выехали на место в надежде узнать, являются ли родственниками эти Канты. Как показало дальнейшее исследование, мы много что узнали о самом Генрихе Канте, о его родителях и потомках, но также остались вопросы, ответы на которые мы пока не нашли.

Поездка

Преодолев несколько километров грунтовой просёлочной дороги, мы остановились на окраине деревни Машина (местные ударение делают на И). В XIX веке здесь был хутор Мошина с водяной мельницей и корчмой при ней.

Могила Генриха Канта. Фото Михаила Воронкова

На маленьком кладбище не составило труда найти надгробие Канта. Оно резко выделяется на фоне привычных современных могилок. Сразу обратило на себя внимание, что в непосредственной близости от памятника никто не захоронен, что необычно для тесных деревенских погостов. Видно было, что люди ухаживают за этим местом.

 На могиле Канта установлен металлический шестиконечный крест с трилистными окончаниями. Подобно оформленные памятники можно увидеть на Охтинском и Громовском старообрядческом кладбище в Санкт-Петербурге.  Нижняя косая перекладина креста исполнена в виде таблички, надпись на которой гласит:

 Здесь покоится тело Генриха Самуйловича КАНТ Родился 10 октября 1835г. Скончался 15 ноября 1898г. Мир праху твоему.

Эпитафия на могиле Канта. Фото Михаила Воронкова

       В средокрестии находится углубление-ковчежец под киотный крест. Его форма и размеры полностью совпадают с малым меднолитым распятием, производство которых было налажено у старообрядцев в XIX – нач.XX века.

Старообрядческий крест. Из коллекции Павла Чиркова

 Мы не поленились и взяли с собой такой крест, чтобы опытным путём проверить нашу теорию.  Как и предполагалось, он идеально подошёл в качестве вставки.

Старообрядческий крест в перекрестье. Фото Михаила Воронкова

Можно сказать, что памятник имеет некоторые старообрядческие черты. Возможно, он был изготовлен в одной из литейных мастерских, принадлежавших старообрядцам. Ближайшее чугунолитейное производство в те годы находилось в Клинцах.

Возникает вопрос: почему лютеранину поставили памятник со старообрядческим крестом?

       Нашим гидом по истории деревни стал местный житель Михаил, который родился в Машине, затем после армии он много лет жил в Москве, а сейчас с семьей вернулся в родную деревню. Он рассказал, что крест несколько сдвинут относительно могилы, так как его пытались украсть заезжие мародёры. Сам памятник находится в хорошем состоянии. Михаил и его сосед, который недавно умер, регулярно красили его.

По словам Михаила, крест был сделан и привезен из соседнего поселка Стеклянная Гута. Этот поселок находился не далеко от Машины, на берегу левого притока речки Ельня. На советских картах он назывался Димитров. Однако старожилы по старинке называют его Гутой. В 60-е годы ХХ века посёлок упразднили, а людей расселили по окрестным деревням.

Гута на карте 19 века
Димитров на карте 20 века

 По легенде жителей деревни Машина, Генрих Кант служил управляющим на стекольном заводе в Стеклянной Гуте.

 Но почему тогда Генриха Канта не похоронили в Стеклянной Гуте, а повезли хоронить за несколько вёрст в соседний хутор?

Вопросов по Канту становилось всё больше и больше. Теряясь в догадках, команда Хроноскопа решила продолжить поиски. За помощью мы обратились к Наталье Андреевне Тахтамышевой, которая имеет непосредственное отношение к клинцовским немцам и даже, как позже выяснилось, к семейству наших Кантов. От неё мы получили информацию, о которой и мечтать не могли. Наталья Андреевна познакомила нас с праправнуком того самого Генриха Канта – Юрием Багровцевым.  Общими усилиями дело сдвинулось с мёртвой точки. В первую очередь, удалось выяснить, откуда вообще появились Канты в окрестностях Клинцов.

Самуил (Самуэль) Кант

На могильной табличке Генриха Канта указано русифицированное отчество – Самуйлович. Очевидно, что отца Генриха звали Самуил (Самуэль) Кант. От этого имени мы и начали поиски.

Перепись колонистов Новых Мезиричей 1833г. ГАЧО

Работая с архивом Черниговской губернии, обнаружилось, что в ноябре 1833 году в колонии Новые Мезиричи была проведена первая «перепись» немецких колонистов. И вот под номером 74 мы находим Самуэля Канта, 37 лет, с женой Луизой и дочерьми Вильгельминой, Юлианной, Каролиной. Соответственно, Самуэль Кант родился в 1796 году, а его сына Генриха в списках нет.  Он, как мы знаем, появился на свет в 1835 году.

Билет на С.Канта 1837 год. ГАЧО

Также в архиве Исаева, мы нашли большое количество т.н. «билетов» (разрешений на въезд), позволяющих иностранцам беспрепятственно въехать на территорию Черниговской губернии с пометкой – «по тракту на заставах пропускать без задержания», которые были оформлены на прусских (немецких) подданных, причем с указанием профессии – суконник, мастер, подмастерье, механик.

И вот среди билетов за 1837 год мы находим билет на въезд в Черниговскую губернию на имя Самуэля Канта, с женой Луизой и дочерьми – Вильгельминой, Юлианной, Каролиной и сыном – Генрихом-Адольфом. На обороте документа были указаны даже приметы всей семьи, из которых мы узнаем, что глаза у Генриха были голубые, а волосы светло-русые.

Отец семейства – Самуэль Кант служил ткачом на суконной фабрике Исаева в Новых Мезиричах.

Огромную работу по поиску информации о своих предках по немецкой ветви провела Наталья Тахтамышева в польских архивах и в метрических книгах колонии Беловеж Черниговской губернии, в которой и велся учет лютеран из Ново-Мезиричской колонии. Она откликнулась на нашу просьбу и поделилась результатами своих кропотливых поисков.

Запись о венчании в метрической книге колонии Беловеж сообщает, что Каролина Кант (родная сестра Генриха Канта и прапрабабушка Н.А.Тахтамышевой) родилась в Польше, в текстильном городке Здуньска Воля, недалеко от Лодзи. Произошло это событие где-то в середине или в конце 1820-х гг.

Дом ткача на Броварной улице в Здуньской Воле (музей св. Максимилиана)

 В этом деревянном доме ткача на Броварной улице в Здуньской Воле в конце XIX века родился Раймунд Кольбе, впоследствии католический священник Максимилиан, погибший в нацистском концлагере, и не так давно канонизированный. Поэтому дом и сохранился, в нем сейчас музей Святого Максимилиана, покровителя городка Здуньска Воля. Несмотря на внушительные размеры строения, здесь было не так уж просторно. Весь первый этаж состоял из одного огромного помещения. В центре стояли четыре больших ткацких станка, которые работали весь день. В одном углу, за гардеробом и ширмой, стояли кровати. На втором этаже дома размещались жилые комнаты. Их интерьер демонстрирует домашнюю обстановку обычной семьи ткача в XIX веке. Мы не можем утверждать, что дом Кантов был именно таким; но, наверное, большинство домов ткачей в этом городе были похожи.

Типичная обстановка жилой комнаты ткача в XIX в.

Самуэля Канта мы трижды встречаем в качестве восприемника (крёстного) в семьях ново-мезеричских работников суконной фабрики; последний раз – в 1853 г. А в 1857 г. его жена Анна-Луиза второй раз выходит замуж за суконщика из Новых Мезиричей Иоганна Симона Марца. Значит, Самуэль Кант умер в промежутке между 1853 г. и 1857 г.

Возникает логичный вопрос – если Самуэль Кант приехал в Мезиричи и был там ткачом, то каким образом его сын оказался в Машине?

Генрих и его потомки

У потомков Канта есть семейная версия о его роде занятий –  Генрих Кант работал управляющим в Обрубе (сейчас – деревня Добрик Унечского района). Версия довольно правдоподобная, давайте ее рассмотрим.

Вот что мы смогли найти о самом Генрихе Канте. Кроме даты рождения и некоторых деталей его внешности известно, что Генрих и его сестра Каролина крестили детей в семье Ридель. В метриках указаны данные о роде занятий крёстных: в​ 1872 г. еще в Новых Мезиричах​, Генрих Кант значится как Comtoirbeamter – в переводе это означает конторский служащий, а в 1874 и 1880 гг.​ уже в Обрубе он​ Verwalter – это управляющий.

В метрических книгах колонии Беловеж фамилия семейства Кант не менее 6 раз упоминается с географической привязкой к населенному пункту Обруб, например:

Фрагмент из метрической книги 1874 года

 В этой метрической записи сказано, что 11.04.1874 в Обрубе скончалась Кант Евгения Оттилия в возрасте 1 года 9 мес. 20 дней, родители – Генрих Кант и Эмилия Норвальд, место рождения – Новые Мезиричи.

Заметим, что на территории современной Брянской области было несколько населенных пунктов с названием Обруб. В «Списке населенных мест Черниковской губернии по сведениям 1859 года»  Н.А.Тахтамышева нашла нужную нам запись:

Черниговская губерния Список населенных мест по сведениям 1859 года. СПб, 1866г.

Добрик (устаревшее Кирилловка, Обруб) – деревня Унечского района Брянской области, Красновичского сельского поселения, в 15 км к северо-западу от Унечи, на левом берегу реки Ельни. Основано около 1760г. гетманом Кириллом Разумовским (отсюда первоначальное название). До 1781г. входила в Новоместскую сотню Стародубского полка (казачьего населения не имела); с 1782г. по 1921г. в Суражском повете, уезде (с 1861г. в составе Кулагской волости), в 1921-1929гг. в Клинцовском уезде (Кулагская, с 1924г. – Унечская волость).

Итак, если современный Добрик —  это Обруб, то становится понятно, почему Генриха Канта похоронили в Машине, а не в Новомезиричской колонии . От Добрика (Обруба) до Машины меньше 3 км, а до Новых Мезиричей – 14.

Забегая вперед, добавим, что внук Генриха – Георгий родился в 1902 г. в хуторе Обруб и был крещен в с. Кулаги; внучка Анна — в 1903 г.  в хуторе Красновичи и крещена в селе Красновичи. И Машина, и Кулаги, и Красновичи — все это рядом с Добриком (Обрубом). Всё сходится!

Об имении Исаевых Обруб упоминается в разных источниках, в т.ч. и у Евгеньева в книге «Сто лет клинцовской шерстяной промышленности». Понятие «имение» не ограничивается одним домом или деревней. Это мог быть достаточно большой участок. Учитывая соседство Обруба (Добрика) и хутора Машина, можно допустить, что дом управляющего имением мог находиться в Машине. Такое предположение хоть как-то могло бы объяснить захоронение Канта на деревенском кладбище.

У праправнука Генриха Канта – Юрия Багровцева хранится старая фотография еще одного надгробия.

Могила очень похожая на захоронение Канта

Это артефакт, вопреки ожиданиям, породил ещё больше вопросов. По легенде, это могила отца Генриха Канта, которая, находилась в пределах старого Стодольского кладбища (полностью уничтожено), на правом берегу озера. Удивительно, но крест с погоста в Машине и крест с фото очень похожи, если не идентичны.

 Про захоронение Канта на Стодоле Юрию Багровцеву сообщила его бабушка, которая всячески старалась скрыть немецкие корни семьи, путая имена предков и подменяя факты. Поэтому нет стопроцентной уверенности в том, что фото сделано в Клинцах, и уж тем более, что это захоронение Самуэля Канта.  Наличие же свободного места вокруг могилы Канта в Машине, может говорить о том, что когда-то и здесь была ограда. Старая фотография вполне могла быть сделана и в Машине лет 70 назад и тогда перед нами фото одной могилы с разницей во много лет. К сожалению, качество снимка не позволяет точно определить локацию и прочесть надпись на табличке.

  Давайте снова вернёмся к Генриху. Известно, что он женился на Эмилии Норвальд.  В браке у них  родилось 8 детей. Четверо из них умерли в раннем возрасте. Из оставшихся точно известна судьба Генриетты и ее сестры Елизаветы. О других детях сохранились лишь семейные предания.

Генриэтта Генриховна Стародубцева урожденная Кант

Генриетта Генриховна Стародубцева (урожденная Кант) всю жизнь прожила в Клинцах по несуществующему ныне адресу Ворошилова, 30. Во время войны с внучкой Валерией была вывезена, как сама писала — в телячьем вагоне на территорию Польши, где её «выкупила» у местной немецкой администрации племянница Евгения Каленевич. В 1949 году Генриетта Генриховна по состоянию здоровья переехала в Ленинград к старшей дочери Лидии, где и жила до своей кончины. Умерла в 1953 году в возрасте 76 лет и была похоронена на Охтинском кладбище.

Елизавета Генриховна Каленевич урожденная Кант

Елизавета Генриховна Каленевич (урожденная Кант) скончалась в Варте, Польша 22.04.1955 г. в возрасте 76 лет, похоронена на православном кладбище г. Лодзь.

Старший и единственный брат Павел Кант в молодости был революционером, членом Второго интернационала, при царе отбывал наказание в тюрьме и ссылке. После революции, уже в Советском Союзе стал крупным партийным работником.

Была еще сестра Ольга. Она родилась калекой – одна нога короче другой, поэтому хромала. По отзывам ее сестры Генриетты, была вредная и злая. Они часто ссорились. Зато она была любимицей родителей и росла избалованным ребенком. Вышла неудачно замуж, муж оказался гулякой, промотал все приданое. Умерла молодой.

Реликвия

В нашем распоряжении оказалась фотография семейной реликвии Кантов – золотого нательного крестика.

Крест сделан в традициях Западной церкви. На лицевой стороне изображено Распятие, где Спаситель прибит тремя гвоздями. В верхней части монограмма латинскими буквами – INRI (IESVS NAZARENVS REX IVDAEORVM). Значение надписи на русский язык переводится так: « Иисус Назарянин Царь Иудейский». На обратной стороне выгравированы заглавные латинские буквы прописью – D.F.S. и дата – 1811.

По преданию, крест хранится в семье со времён Самуэля Канта и Луизы Драгейм. Он достался по наследству Генриху Канту и в дальнейшем передавался из поколения в поколение младшей дочери в семье.

Являясь единственной свидетельницей жизни Генриха Канта, эта реликвия могла бы ответить на наши вопросы, если бы только умела говорить.

© Михаил Воронков © Павел Чирков

Авторы выражают огромную благодарность за помощь в исследовании и сборе материалов Наталье Андреевне Тахтамышевой, Юрию Багровцеву, Николаю Мурашову и Михаилу Ивановичу Дмитроченко.

error: Content is protected !!