Для связи с проектом

29 мая, 2024

Как клинчан 100 лет назад лечили электричеством. История физиатрической лечебницы

Затеяв революцию, большевики получили в приданое гражданскую войну, разруху, упадок всех гражданских институтов и полную неопределенность с будущим. Медицина, которая до революции худо-бедно справлялась со своими задачами, пребывала просто в плачевном состоянии. На окраинах бывшей империи ситуация ощущалась особенно остро.  “Известия Гомельского Губернского Отдела здравоохранения” за 1919 год рисуют весьма неприглядную картину (С 1919 по 1926 год Суражский уезд с Клинцами входил в Гомельскую губернию РСФСР).

Карта Гомельской губернии. 1919-1926гг. Фото из открытых источников

“Во время немецкой оккупации творилось нечто невозможное: лучшие здания, построенные по последнему слову санитарной техники были заняты немцами. Большие запасы медикаментов и предметов больничного оборудования были объявлены военной добычей и вывезены в Германию”.

Во всех уездах вновь образовавшейся губернии катастрофически не хватало всего: инструментов, медикаментов, перевязочного материала. Приходилось, как говориться, скрести по сусекам, но и чудом найденное не освобождало от грустных мыслей.  Всю Гомельскую губернию в 1919 году накрыли инфекционные болезни всех мастей: тиф, оспа, скарлатина, дифтерия, дизентерия и другие. В документах гомельского отдела здравоохранения Губисполкома мы видим – только в июне 1919 года эти болезни унесли жизни около шестисот человек. Лечить было нечем, а главное практически некому. Начавшееся с первой мировой войны лихолетье в значительной мере проредило  ряды врачей.

Слова доктора Кагана на страницах “Известий…” как нельзя лучше характеризуют ситуацию тех лет.  “Как и раньше, в тяжелую годину, мы врачи всегда были стрелочниками. Нас обвиняют и теперь в нежелании работать, именуют нас саботажниками. Обвинения эти безосновательны. Надо принять меры к увеличению числа врачей, которыми Россия всегда была бедна. Не надо с нас требовать сделать то, что не в наших силах при общей экономической и политической разрухе. Как всегда мы, врачи, приложим все старания для улучшения медико-санитарного дела, как всегда мы и теперь выполним свой гражданский долг до конца”.

Дальнейшая история показала, что слова врачей не разошлись с делом. В массе первостепенных проблем, вторичных тогда не могло быть в принципе, власти смогли  уделить внимание медицине и найти для нее финансирование. К десятому юбилею революции, в 1927 году, Клинцы отчитались на страницах приложения к “Труду” о достижениях местной медицины.

“Достижения по здравоохранению за 10 лет огромны. Больничная сеть по городу и уезду значительно выросла не только в количественном, но и в качественном отношении…Амбулаторная помощь за 10 лет значительно расширилась. Мы имеем в городе центральную амбулаторию и пять районных. На селе открыты два новых амбулаторных пункта, из которых один имеет родильную хату. Заканчиваем в городе постройку стодольской амбулатории и расширяем центральную. По борьбе с социальными болезнями мы имели раньше пустое место – сейчас мы имеем тубдиспансер, при нем построен ночной санаторий на 20 кроватей и детская тубплощадка. Для венериков нами открывается венерический диспансер. Санитарное дело было в царской России в совершенном загоне. Теперь мы имеем штат санитарных работников и учреждений: лабораторию и дезаппаратуру. И наконец мы открываем физиатрическую лечебницу”.

Физиатрическая лечебница в Клинцах. 1927 год. Фото из приложения к газете “Труд”, 1927 год.

Лечебница стала особенной гордостью властей, поэтому ее и открыли аккурат под юбилей Великого Октября, подчеркнув тем самым значимость учреждения для города. Каждому клинчанину известно это здание на улице Льва Толстого. На фризе красуется надпись “Физиатрическая лечебница”, а в нише-панно дата его постройки: “1927г”. Кстати, точно не известно, было ли это архитектурное творение возведено с нуля или же, как нередко делалось в то время, “вновь построено”. Взято уже имеющееся строение, возможно недоделанное – перестроено, достроено и выдано за новодел. Сомнения эти возникли у нас не случайно. Если вы немного знакомы с историей архитектуры, то наверняка обращали внимание на стилистику постройки. Пусть это и провинциальный, упрощенный и недорогой, но все же классицизм.

Небольшой архитектурный ликбез. Фото автора, 2022 год

Здесь вам и пилястры-псевдоколоны  по сторонам от главного входа, над которым расположился сандрик-козырек с поддерживающими его консолями. Фронтоны над центральными окнами, рустовка по углам. Архитектор явно хотел облагородить свой проект и сделать здание красивым, не превышая при этом смету заказчика. Но в том то и дело, что на дворе была середина 20-х годов. Самый что ни на есть  расцвет конструктивизма с его архимодным тогда кубизмом, строгостью линий и всяким пренебрежением к излишествам и украшательствам. Как-нибудь мы обязательно отправимся с вами в путешествие по архитектурным стилям Клинцов и уверены, что потом, на привычные вам здания, вы взглянете по- новому. Вернемся к теме нашего рассказа. Итак, в далеком уже 1927 году клинцовская физиатрическая лечебница распахнула свои двери.

Клинцовская физиолечебница. Довоенное фото. Архив ККМ

Бессмертные произведения Ильфа и Петрова в юности мы перечитывали раз сто. Всегда вызывал смех совет Остапа Бендера: ” Вам, предводитель, пора уже лечиться электричеством. Не устраивайте преждевременной истерики. Если вы уже не можете переживать, то переживайте молча”. Рисовалась веселая картинка этого  лечения. Непременно электрический стул и на нем Киса Воробьянинов весь в проводах. Искры, дым и прочие  “прелести” общения с током. Что-то в стиле разухабистых ранних комедий Чарли Чаплина. Совет великого комбинатора тогда воспринимался  как черный юмор турецкоподданого. Каково же было наше удивление, когда на страницах клинцовского “Труда” мы нашли описания того, что творилось в стенах физиатрической лечебницы. Стало понятно – Ильф и Петров, а с ними и Ося Бендер, насчет лечения электричеством советовали на полном серьезе.

Клинцовская физиатрическая лечебница. Конец 50-х годов. Архив ККМ

Физиопроцедуры, и это не будет преувеличением, известны всем клинчанам. В особенности рожденным в СССР. Еще бы. Даже в кино не обошлось без них. Сцена с электросном Василия и Раисы Захаровны в “Любовь и голуби” незабываема. Электрофорез, всевозможные прогревания. Походы в физиокабинеты до сих пор сопровождают многочисленных больных. Школа советского физилечения до сих пор считается самой мощной и передовой в мире. Лидерство объясняется просто – на западе и в Америке к физиатрическому лечению с помощью тока, света, воды и грязи относятся прохладно.   Многие приемы и технологии, применяемые у нас до сих пор, признаны за бугром малоэффективными, а некоторые записаны даже в разряд шарлатанства. Но самое интересное, что именно запад нас и заразил новыми идеями лечения.

Жак- Арсен Д’Арсонваль. Фото Википедия

Началось все еще в конце 19 века. Французский ученый Жак- Арсен Д’Арсонваль активно изучал  воздействие токов с разной частотой на кожные покровы, потовыделение, мускулатуру, изменения пульса, стимуляцию нервов. Результаты впечатлили француза и он увидел в них не только перспективы для внедрения в косметологию, но и эффективный, на его взгляд, инструмент в лечении ряда болезней и их последствий. Изобретенный Д’Арсонвалем аппарат был основан на другом изобретении гениального физика – Николы Теслы, а именно генераторе или “Катушке Тесла”. Популяризация или как сейчас сказали бы грамотный маркетинг привели к тому, что “Дарсанвализация” и другие методы электролечения стали активно внедряться по всему миру.

Клетка Дарсанваля. Европа, начало 20 века. Фото из открытых источников

Моду подхватили и в России. Как писала центральная пресса: “Изучив опыт других стран наше государство решило широко развить эту отрасль медицины”.  Уже в 1920 году решением коллегии Наркомздрава РСФСР был открыт Государственный институт физиотерапии под руководством известного тогда физиотерапевта, профессора Самуила Борисовича Вермеля. Поначалу занимались преимущественно лечебной гимнастикой и массажем, водо-светолечением, но уже к 1922 году электролечение стало теснить “лишние” методы. В 1927 г. контора «Госмедпромторг» открыла свой завод электролечебной аппаратуры. Если в дореволюционные и первые советские годы рекламные вставки периодических и других медицинских изданий пестрели описанием лечебной аппаратуры германского производства, не встречавшей конкурентов, то в 30-е годы было налажено серийное производство отечественных моделей. Приехали такие в 1927 году и в Клинцы. Горожанам предстояло на себе испытать лечебные свойства электрического тока.

Давайте зайдем с клинцовским репортером “Труда” в физиатрическую лечебницу столетней давности и посмотрим, что же там происходило.

“Вот мы в комнате, где помещаются аппараты токов высокого напряжения и высокой частоты. Светлая, просторная комната. У стены две кушетки. Что-то трещит.

Мы подошли к аппарату “Токов Дерсанваля”. Доктор повернул повернул выключатель, зажужжал мотор приводя в движение ртутный прерыватель. Забегала голубоватая искра между металлическими шариками искроразрядника, в лейденских банках замелькали искорки. Ток с напряжением в 220 вольт, проходя через ртутный прерыватель прерывается, в индукционной катушке он обретает напряжение до ста тысяч вольт, так что там вверху у канатика током может убить человека. Но ток, проходя через искроразрядник, становится током высокой частоты, даже не обжигает человеческого тела.

Клетка Дарсонваля в клинцовской физиатрической лечебнице. Фото из газеты “Труд”, 1928 год

Этим аппаратом лечат больных геморроем. Тот одновременно и греет и несколько прижигает геморройные язвы.

Мы подходим к клетке, которую врач называет “нашей чудесной клеткой Дерсанваля”. Перед нами вышиною в человеческий рост 8-ми гранная деревянная клетка, обитая узенькими медными полосками. Доктор присоединил провода к борнам. “В “клетку” вошел больной, закрылась дверь, щелкнул выключатель, зажужжал мотор и началась процедура лечения.

Ток, двигаясь по медным полоскам, обволакивает клетку и таким образом больной находится в электрическом поле. Так лечат неврастеников, страдающих атеросклерозом, высоким давлением крови на сердце. Этим аппаратом, говорит врач, мы прогреваем внутренние ткани, доводя до 50-60 градусов тепла. Боли суставов, женские болезни, последствия триппера излечиваются здесь хорошо и мы уже имеем значительное количество излечившихся, особенно среди женщин”.

Лечение неврастении в клинцовской физиатрической лечебнице. Фото из газеты “Труд”, 1930 год

Стоит отметить, что клинцовские врачи поначалу скептически отнеслись к жужжащим электрическим клеткам и другим подозрительным приборам. Заведующий лечебницей товарищ Шафров сетовал, что в первые месяцы работы заведения местные эскулапы не выписали к ним ни одного направления. Понять их можно. Лечение током и принцип “не навреди” как нельзя лучше подходят друг другу. Тем более в головах представителей достаточно консервативной профессии. Но, толи врачи сменили гнев на милость, толи сверху спустили разнарядку, но результат был налицо –  клинцовские больные повалили записываться на физиатрические процедуры.

Кстати, скепсис в плане новомодного лечения выказывали не только лекари, но и простой люд, привыкший к тому, что большинство процедур в отечественной медицине так или иначе связаны с болезненными ощущениями различной степени. А тут сидишь в клетке и недоумеваешь. С темнотой советского человека боролись не бестелесными словами, а буквально яркими примерами. Так в Клинцах “Фомам неверующим” надевали на голову диадему из лампочек или давали в руки источник света. Глаза больного округлялись, когда все это хозяйство у него начинало светиться без проводов и патронов. Приходило озарение и вера не только в науку, но и в свое скорейшее излечение.

А для этого в лечебнице был целый арсенал всяких штуковин.

“Электрический душ” в клинцовской физиолечебнице. Фото из газеты “Труд”, 1928 год

“Переходим в кабинет токов низкого напряжения. В стеклянном ящике гудят вращаясь карболитовые круги, вырабатывая статическое электричество. К электроду, который укреплен у подножия стула, где садится больной крепится “плюс”, другой – к колпачку, висящему над головой. Все пространство насыщается электричеством и больной принимает статическую ванну.

Пациент физиатрической лечебницы на процедуре гальванизации. Фото из клинцовской газеты “Труд”, 1928 год

Тут же гальванизация, фарадизация, четырехкамерная ванна, где пациент, опустив руки и ноги в ванны с водой, пронизывается циркулирующим по всему телу электричеством. Здесь лечат невралгию, порезы, спинную сухотку и много других болезней”.

Световая ванна в физиатрической лечебнице Клинцов. Фото из газеты “Труд”, 1928 год

Лечили в нашей физиатрической лечебнице и с помощью света. Больного сажали в так называемую “световую ванну”. Небольшой короб. Снаружи оставалась только голова. Все что ниже в обнаженном виде освещалось 48 лампами белого и синего цвета. Температуру нагоняли до 60 градусов и наблюдали как пациент начинает активно потеть. Таким образом лечили ревматиков, подагриков и страдающих ожирением. Были в лечебнице новые, но все же,  скажем так, более понятные простому человеку методы физиатрического лечения. Речь идет о воде.

“Если в отделе электролечения воздух насыщен электричеством, то в отделе водолечения все иначе. Практикантка из обслуживающего персонала носится из ванной в душевую, заказывая то соленую в 30 градусов на 12 минут, то циркулярный душ и душ Шарко. Принявший душ спешит в комнату отдыха, где немножко отлеживается. Здесь его кутают в простыню и одеяло, говорят лежать и не разговаривать.

В душевой светло, мокро и уютно. Белые изразцовые стены покрыты брызгами воды. У стен выстроились пылевой, дождевой и игольчатый души. Здесь приволье неврастеникам. Шотландский душ в две струи действует сильно возбуждающе на нервно- расстроенных. В углу мантель- душ хлещет холодной водой снизу, сверху и с боков.

Водные процедуры в клинцовской физиатрической лечебнице. Фото из газеты “Труд”, 1928 год

Ванная комната. Пенится мутная соляная ванна, ожидающая когда кости ревматика окунуться в ее теплые воды. тут же приготавливают углекислую ванну. Когда больной опускается в воду ванну укрывают простынями, чтобы не испарялся газ. Тысячами пузырьков газ покрывает тело больного, действуя раздражающе на концевые нервы и тогда кровеносные сосуды оттягивают кровь от сердца.

Южное солнце, тепло, мы заменяем электричеством. От лечения уже есть результаты. Больная М. страдала неврастенией, а теперь в весе прибавилась. Рабочий кожзавода Р. перешедший в инвалиды из-за воспаления седалищного нерва, после лечения выздоровел и можно надеяться на восстановление трудоспособности. С застарелыми болезнями трудно, конечно, бороться, не вылечишь сразу хронический ревматизм. Но успехи уже есть. Дело новое в условиях Клинцов, еще нет достаточного навыка в вопросах применения к отдельным больным тех или иных форм лечения. Но несомненно эта лечебница окажет большую услугу в вопросе оздоровления трудящихся. Чем не курорт?”.

Спустя всего три года, в 1930-м, в лечебнице уже работали следующие отделения: электролечения, светолечения, водолечения, массажа, рентгенолечения и диагностики. В планах было открытие грязелечебницы. Из-за большого наплыва больных лечебница перешла на двухсменный режим работы. Рассматривался вопрос об открытии стационара и общежития для приезжих, так как лечебница обслуживала людей со всего бывшего Клинцовского округа, а это огромная территория, включавшая целых 13 районов нынешней Брянской области. В 1930 округ был упразднен и районы отошли в прямое подчинение Западной области, а вот нагрузка по обеспечению физиопроцедурами больных осталась на Клинцах и небольшой лечебнице.

В 1933 году, после специализации в Ленинградском институте усовершенствования врачей,  лечебницу возглавил один из первых клинцовских неврологов Митрофан Митрофанович Бельцов. Во время немецкой оккупации работа лечебницы и прием больных продолжался. Параллельно с работой в лечебнице М.М. Бельцов поддерживал активную связь с партизанской группой Качанова.

Митрофан Митрофанович Бельцов

После войны физиатрическая лечебница еще какое-то время сохраняла свою специализацию, но вскоре прекратила свое существование. 20 век ознаменовался бурным развитием  доказательной медицины, основой которой стали  исключительно научные данные и факты, критическое отношение даже к авторитетным мнениям. В отношении физиатрии многие методы так и не получили весомых аргументов в свою пользу. Хотя, многое из того, что было в клинцовской физиолечебнице в те годы сохранилось и поныне. Правда, в большинстве своем, в рамках санаториев и курортных лечебниц. Выжил и аппарат Дарсонваля. Тысячи за две с половиной каждый желающий может купить себе  современного потомка жужжащего прародителя и испытать на себе эффективность и пользу электричества.

Физиатрическая лечебница в Клинцах. 50-е годы. Фото из архива ККМ

 По воспоминаниям Анатолия Лазаревича Гинзбурга уже в конце 40-х начале 50-х годов на Льва Толстого расположилась туберкулезная больница. После ее упразднения и открытия тубдиспансера на улице Пушкина помещения бывшей лечебницы заняли различные медицинские отделения: на первом этаже рентгенкабинет тубдиспансера, кожно-венерический диспансер. На втором этаже неврологическое отделение.

Клинцовская физиатрическая лечебница в наше время. Фото автора, 2022 год

Сегодня, безусловно, историческое здание физиатрической лечебницы с богатым прошлым стоит в запустении. Строение “висит” на балансе областной больницы и будущее его не известно, как не известна и судьба уникальных аппаратов, которые многие годы окутывали клинчан электрическим полем и старались, как могли, прибавить им здоровья.

© Вячеслав Федоров

Благодарим за помощь в подготовке материала руководителя Клинцовского краеведческого музея Любовь Анатольевну Полыновскую, Ольгу Владимировну Волошину, Анатолия Лазаревича и Нину Моисеевну Гинзбург.

error: Content is protected !!