Для связи с проектом

21 апреля, 2024

Как фабрикант Петр Исаев и клинцовские купцы участвовали во Всемирной выставке в Лондоне в 1851 году

Предпосылки появления выставки

В 1851 году в Лондоне с грандиозным размахом прошла первая Всемирная выставка и Россия приняла в ней деятельное участие.

Центральная галерея Лондонской выствки в 1851 году. Источник яндекс

Идея устроения уникального феномена мировой культуры – Всемирных универсальных выставок, задуманных как международные конкурсы-демонстрации новейших достижений промышленности, науки, техники и культуры, возникла в середине XIX в. Это было время быстрого развития капитализма и мирового рынка, важных научных открытий, изобретений и бурного технического прогресса, открывших эру т. н. «индустриального общества».

Первую Всемирную выставку устроила в своей столице ведущая и самая богатая промышленная держава, «мастерская Европы» и геополитический лидер – Великобритания, стремившаяся к свободе международной торговли и раньше других осознавшая плодотворность и перспективы подобных глобальных мероприятий.

Церемония открытия выставки английской королевой. Источник яндекс

Принятие решения об участии России в выставке

В это время в России подходило к завершению длительное царствие Николая I. Главной целью царя, человека консервативного, было сохранение существующих порядков. В стране назрела необходимость реформ практически во всех сферах, все просвещенные люди понимали необходимость отмены крепостного права, но к этому вопросу никак не могли подступиться. На этом фоне было удивительно, что царь дал согласие на участие России в выставке.

В январе 1850 г. через английского посла в Петербурге Россия получила предложение участвовать в выставке. Прежде чем принять приглашение, Николай I ознакомился с мнениями своих министров, которые обсуждали этот вопрос в подведомственных учреждениях. Возникали разногласия относительно пользы участия в выставке. Для окончательного решения вопроса был создан комитет в составе министров иностранных дел, финансов и государственных имуществ. Наиболее активную позицию занимал министр государственных имуществ П. Д. Киселев, который считал выставку важным средством “сблизиться с заграничными потребителями и найти новых между жителями тех стран, которые доселе еще не были в постоянных с нами торговых отношениях”.

Пресса подробно информировала о подготовке к выставке: о наиболее интересных ожидаемых экспонатах, предполагаемом прибытии коронованных особ, ценах на билеты, увеличении платы в лондонских гостиницах, даже о модах лондонского сезона. Предстоявшая выставка вызвала широкий резонанс в обществе. В газетах, журналах, афишах печатались объявления об открытии курсов английского языка для желающих поехать в Лондон. Однако попасть на Лондонскую выставку могли только состоятельные (только билет на пароход стоил от 50 до 75 руб.) и, конечно, “благонадежные” лица: прошения о разрешении поездки рассматривались на самом высоком официальном уровне. А вот участникам выставки – «всем вообще фабрикантам и торгующим, которые пожелают отправиться на Лондонскую выставку”, выдавались беспошлинные заграничные паспорта.

Отбор участников от России

После принятия принципиального решения об участии в выставке, бюрократическая машина российского государства заработала на всю мощь. Речь шла о престиже государства и, как водится в таких случаях, было принято решение показать страну с самой лучшей стороны. Во все российские губернии были разосланы предписания найти купцов, помещиков и фабрикантов, которые смогут достойно представить страну. Соответственно, такие же письма пришли в Черниговскую губернию, и Губернатор через полицейских приставов направил всем крупным купцам и промышленникам приглашение с требованием дать ответ по участию.

Письмо Черниговскому гурернатору о выставке. ГАЧО

 Ответы были однотипные, почти все отказывались от участия, ссылаясь на различные причины. Пассивность объяснялась общим состоянием экономики России. В своих отказах от участия в выставке промышленники ссылались на несоответствие их продукции требованиям, предъявленным к цене, качеству, новизне экспонатов всемирной выставки, на трудности транспортировки и плохое состояние дорог; подчеркивали тяжесть расходов на содержание крестьян; выражали опасения по поводу того, что из-за “неизвестности многих местных условий”, влияющих на увеличение стоимости их товаров, сравнение с европейскими образцами на выставке будет невыгодным.

Письмо Черниговскому гурернатору о выставке. Государственный архив Черниговской области

На самом деле для большинства наших купцов и помещиков участие в выставке было обузой – с существующим качеством товара отечественному производителю было сложно выйти на европейские рынки. Вторая, и самая главная системная причина – это крепостное право, которое тормозило страну в своем развитии, не давала экономике возможность нанять свободных работников и не создавало предпосылок для формирования в стране класса предпринимателей, которые могли бы создавать и развивать конкурентоспособные производства.

Участие в выставке П.С.Исаева

Письмо суражского исправника о желании Исаева, Зубова и Степунина участвовать в выставке. ГАЧО

Но это точно не относилось к Петру Семеновичу Исаеву и его фабрике в Новых Мезиричах. За прошедшие 20 лет с момента основания, фабрика полностью преобразилась. В 1851 году на фабрике уже были семь каменных корпусов и один деревянный, в котором помещалось аппретурное отделение. В ткацкой работало 120 ручных ткацких станков. На фабрике занято было 600 человек, не считая довольно большого количества возчиков, дровосеков и прочих вспомогательных рабочих. Постоянное усовершенствование технологии производства сукна на фабрике в колонии, его качества и ассортимента, способствовали увеличению объёмов производства и расширению рынков сбыта. Сукна продавались в Москве и Санкт-Петербурге, часть мезиричского сукна предназначалась для меновой торговли на чай с Китаем.

Письмо суражского исправника о желании Исаева, Зубова и Степунина участвовать в выставке. ГАЧО

Это были годы расцвета фабрики и, в отличии от многих других промышленников, Исаев мог показать в Европе конкурентоспособный товар – натуральные и крашенные шерстяные сукна. Исаев неоднократно участвовал во внутрироссийских выставках и ярмарках и занимал там призовые места. Но одно дело быть первым парнем на российском рынке, а совсем другое – показать себя всей Европе. И здесь был риск – как финансовый (расходы на участие и проезд были немалые, правда государство взяло на себя затраты на доставку товара и его страховку), так и репутационный. Но мы считаем, что ключевой причиной участия продукции новомезиричской фабрики на лондонской выставке было огромное честолюбие Исаева. В момент принятия решения о поездке в Великобританию П.С.Исаеву было 73 года! Это был весьма почтенный возраст, тем более по меркам XIX века. Но он принял решение участвовать в выставке, понес все необходимые затраты, оформил заграничный паспорт и т.д. Как показала дальнейшая история, этот риск был полностью оправдан, он доказывал самому себе, другим фабрикантам и, возможно, царю, высокое качество продукции его фабрики, а значит и высокий статус самого Исаева. 

Документ о выдаче загранпаспорта Исаеву. ГАЧО

Началась длительная бюрократическая процедура проверки «благонадежности» П.С.Исаева для выезда заграницу, оформление заграничного паспорта и т.д.

Экспонаты, прошедшие экспертизу петербургской комиссии, были отправлены в 1851 г. в Лондон с открытием навигации первым пароходом. Предметы, отобранные одесской комиссией, были посланы еще в ноябре 1850 года. Минуя петербургскую комиссию, были направлены в Лондон экспонаты, собранные в Архангельской губернии.

Участие других клинцовских фабрикантов в выставке

Изучая «Каталог российских произведений, отправленных на Лондонскую выставку» 1851 года издания, мы с удивлением обнаружили помимо 4-х видов сукна фабрики Исаева еще троих представителей Клинцов! На лондонской выставке также были представлены сукна производства фабрик купцов Дмитрия Зубова и Акима Степунина, купца Ивана Аксенова. Мы не можем утверждать, что эти трое наших земляков ездили в Лондон вместе с Исаевым (подтверждающих этот факт данных у нас пока нет), но документально подтверждено, что там была представлена их продукция. Более того, сукно Ивана Аксенова было отмечено наградой (об этом подробно ниже)!

Клинцовские участники в каталоге Лондонской выставки

По поводу поездки Петра Исаева в Лондон у нас сомнений нет, так как этот факт был неоднократно описан в краеведческой литературе и также мы располагаем письмом Черниговского губернатора о выдаче Исаеву заграничного паспорта и распиской Исаева о получении паспорта. В любом случае, Клинцы и Новые Мезиричи вправе гордится успехами своих земляков.

Выставка

Организация выставки в Лондоне была проведена на высочайшем уровне. Специально для выставки в центре Лондона, население которого тогда превысило 2 млн. 300 тыс. человек, менее чем за четыре месяца было построено на территории Гайд-Парка огромное здание из стекла и металла. Способное одновременно вместить более 80 тыс. человек, это 3-х ярусное сооружение, названное «Хрустальным дворцом», поразило современников своими размерами, красотой и инженерно-архитектурным решением.

Хрустальный дворец. Источник яндекс

Размещенные в «Хрустальном дворце» экспонаты были разделены на четыре группы (А. Сырье и материалы; В. Машины; С. Мануфактурные изделия; D. Произведения художеств), которые, в свою очередь, подразделялись на 30 классов.

Иностранные экспозиции

На выставке шло состязание экспонатов крупнейшей на тот момент экономики мира Англии и набиравшей силу ее бывшей колонии – Северо-Американских Соединенных Штатов. Обе страны привезли массу технических новинок. Американцы демонстрировали многочисленные изделия из каучука, полученного из сока гевеи, механическую косилку Сайруса Маккормика и жатвенные машины Гуссея и Гарриета, первую в мире швейную машину «Зингер», изобретенную Айзеком Зингером, револьвер Сэмюэла Кольта, телеграфные аппараты Сэмюэла Морзе и др. Из германских новинок выделялись электрический телеграф Сименса и мощный паровой молот Круппа.

Выставка предметов домашнего обихода. Источник яндекс

Отметим также, что на Лондонской выставке впервые были продемонстрированы образцы ставшей в будущем весьма популярной гнутой мебели венского столяра-мебельщика Михаэля Тонета – изобретателя знаменитого «венского стула». В промышленных отделах всех ведущих стран можно было увидеть многочисленные образцы оружия – холодного, стрелкового и артиллерийского. Выделялись еще малоизвестные и диковинные для широкой публики многочисленные паровые и сельскохозяйственные машины, усовершенствованные металлообрабатывающие, ткацкие и прядильные станки.

Зал станков и иного промышленного оборудования. Источник яндекс

Российская экспозиция

Нас больше интересует российская экспозиция. В Лондонской выставке приняли участие 365 экспонентов (участников) из России. Экспонаты, присланные из России, разместились на площади в 13 тыс. кв. футов. По сравнению с пространством, отведенным другим странам, площадь русского отдела была мала (в 2 раза меньше бельгийского отдела и почти в 6 раза меньше французского, не говоря уже об Англии, которая располагала половиной выставочного павильона).

Российский раздел выставки. Источник яндекс

Чего только не было в русском отделе: образцы зерна и муки, вина и варенья, кожи, шерсти и пуха, пеньки и канатов, руды и чугуна, всевозможные ткани и одежда, кавказские бурки и сибирские валенки, меха и драгоценные изделия, фарфоровая посуда и художественные изделия, писчая бумага и литографии русских древностей, конская упряжь, музыкальные инструменты и пр.

Естественно, что Россия, выступавшая на мировом рынке как аграрная страна, широко представила сельскохозяйственное сырье. В широком ассортименте на выставке были представлены образцы льна, пеньки, щетины, пуха, кожи. Из 130 российских наград около одной трети были присуждены русским экспонентам за продукцию сельского хозяйства.

Русский отдел выделялся также предметами роскоши. Крепостную Россию показали в сиянии дворцовых зеркал, резных орнаментов, мраморных, изваяний и хрустальных люстр дворянских особняков. А. И. Кошелев, выражая мнение многих русских посетителей выставки, писал: “Мы блеснули по части роскоши и как будто посовестились показать наш настоящий вседневный быт”. Неудивительно, что все три высшие награды выставки, полученные русскими экспонентами, относились к атрибутам дворянского быта. Были награждены придворные ювелиры, владелец фабрики серебряных изделий и член Академии художеств И. Сазиков и владелец малахитовой фабрики Демидов. Описания этих предметов преобладали и в отзывах иностранной прессы об экспозиции России.

Сенсацией стали малахитовые двери, выставленные Демидовым. Интерес к ним публики и журналистов не ослабевал в течение всего времени работы выставки. Чтобы покрыть двери вышиной в 18 футов, потребовалось около 30 тыс. кусочков малахита, подобранных и склеенных по оттенкам и естественному рисунку камня. 350 работников трудились с 5 час. утра до 12 ночи целый год. Цена предметов, выставленных фабрикой Демидова (украшения, шкатулки, огромные вазы, чаши и т. д.), достигала около 0,5 млн. руб. и составляла четверть стоимости всех экспонатов русского отдела.

Получили высокую оценку и изделия русских ювелиров. Особенно выделялась шкатулка с мозаикой, изготовленная на Петергофской гранильной фабрике. Обращал на себя взоры громадный подсвечник (высотой в 2,5 аршина и весом в 8 пуд.) работы Сазикова.

В части русского отдела, в которой демонстрировалась мануфактурная продукция, преобладали изделия текстильной промышленности и почти полностью отсутствовали экспонаты машиностроения и химической промышленности. Структурный состав русского отдела и множество изделий ручного труда свидетельствовали о состоянии промышленности России. Лучше других было представлено хлопчатобумажное и шерстяное производство. Ситец, миткаль, плис, по мнению авторов “Обозрения” (официальное печатное издание выставки), не уступали по качеству даже английским. Особое одобрение заслужили парча, шелк и бархат. Английская королева восторгалась московским шелком и золотым шитьем, превосходящими изделия знаменитых французских мастеров.

Легкая промышленность России середины XIX века была наиболее конкурентоспособной отраслью российской экономики.

Награды

По правилам выставки были установлены три степени наград:

  1. Медаль Совета (Council Medal) – высшая награда, могла быть присуждена только за новое изобретение или новый рисунок произведения;
  2. Медаль второй степени (Prize medal) – за продукцию высокого качества для повседневных товаров;
  3. Похвальный отзыв

Из 365 российских участников, представлявших Россию на выставке, были удостоены наградами: 3 – медалями Совета, 60 – медалями второй степени и 67 – похвальными отзывами. Всего были отмечены работы 130 россиян.

Имена победителей Московские ведомости 15.11.1851. Государственная библиотека им. Ленина

Новомезиричский купец 1-й гильдии Петр Исаев и клинцовский купец 2-й гильдии Иван Аксенов были удостоены медалей второй степени. Это была очень высокая награда, так как, во-первых, со своим товаром – сукном – они не могли претендовать на медаль Совета, а во-вторых, беспристрастность жюри (Совета выставки) не вызывала никаких сомнений, так как в нем были представлены все страны пропорционально количеству участников. Англичан, например, было почти половины жюри, а россиян – всего несколько человек.  Все медали были заслужены честно.

Prize Medal лицевая сторона. Источник яндекс
Prize Medal обратная сторона. Источник яндекс
Удостоверение к медали Prize Medal. Источник яндекс

Заключение

В целом, Лондонская выставка, демонстрировавшая достижения технической революции, оказалась полезной и поучительной для русских промышленников, чиновников и специалистов, дав им обильную информацию и впечатления. В экспозиции же Русского отдела проявились серьезные недостатки экономической жизни России середины ХIХ в. Стоит, например, отметить, что ее тяжелая промышленность на фоне экспонатов других стран показала самим россиянам слабость экономической организации производства и низкий технико-технологический уровень этих отраслей в сравнении с Англией и ведущими европейскими странами.

Один из русских путешественников, отметив восхищение публики мастерством российских камнерезов на выставке 1851 г., писал по этому поводу, что английский станок, изготавливающий сотни гвоздей в час, убедительнее доказывает богатство и силу страны, чем малахитовая ваза в рост человека.

Выражаясь современным языком, всемирная выставка по своему статусу была Чемпионатом мира по экономике -1851 и надо признать, что Россия не была здесь среди лидеров.

И на этом фоне тем более высока заслуга П.С.Исаева, который посвятив почти 40 лет своей жизни созданию Новомезиричской суконной фабрики, смог создать высококлассное производство, продукция которого была на мировом уровне. По воспоминанию современников, П.С. Исаев более всего гордился своей лондонской наградой.

P.S. В тот момент, когда наша статья была уже готова к публикации, с помощью большого друга Хроноскопа Валерия Зорина, мы получили информацию из лондонской библиотеки British Library, куда ранее направляли запрос об участии П.С. Исаева во Всемирной выставке. В официальном каталоге выставки, на 293 странице под порядковыми номерами №180, 182 и 184 мы обнаружили героев нашей статьи – Д. Зубова, А. Степунина, И. Аксенова и П. Исаева!

Титульный лист официального каталога выставки. Источник BL.UK
Стр.293 с клинцовскими участниками выставки официального каталога. Источник BL.UK

© Михаил Воронков

error: Content is protected !!