Для связи с проектом

24 июля, 2024

Краткий обзор криминальной хроники посада Клинцы конца 19 – начала 20 века

С середины 19 века количество зафиксированных преступлений в России постоянно увеличивалось.  В неспокойном 1905 году  «за все преступления и проступки» служители Фемиды осудили в среднем около двух миллионов человек.

Конечно же, число правонарушений в Клинцах не могло конкурировать с криминальной статистикой крупных городов. Однако и в этом тихом, казалось бы, уголке России хватало своих антигероев.

Черниговский губернский прокурор в 1868 году сообщил в Департамент Министерства Юстиции следующие данные: «В Клинцах возникает достаточное количество гражданских и уголовных дел (последних ежегодно до 150)». Со слов  чиновника, в такой обстановке помощник станового пристава с несколькими полицейскими, которые следили за порядком в посаде и его округе, не в силах справится со своими обязанностями.

Трудовые резервы.

Основным толчком роста правонарушений послужила непродуманная отмена крепостного права и, как следствие, огромный приток обездоленных крестьян в промышленные центры. И Клинцы со своими быстрорастущими фабричками, заводиками и мастерскими служил одной из таких точек притяжения трудовых мигрантов.

 Просматривая «Ведомость  справок о судимости» конца 19 века, в списках осужденных мы обнаружили некоторые фамилии жителей и уроженцев посада Клинцы.

В 1871 году за кражу шерстяной пряжи на полтора месяца угодил в тюрьму Крутиков Сергей Григорьев, бессрочно отпускной солдат Стародубского драгунского полка 5 резервного эскадрона. Его история типична для многих приезжих рабочих. Родился Крутиков в д. Кобыленка  Суражского уезда Черниговской губернии.  Попал в солдаты, а после получения отпускного билета «приписался на жительство в посад Клинцы». Перед тем как угодить за решетку, трудился ткачом на фабрике.

Ещё один фабричный рабочий, Люсин Степан, мещанин посада Клинцы, в свои 18 лет был осуждён по ст. 1647  Уложения о наказаниях уголовных и исправительных и приговорён к 1 году и 3 месяцам тюрьмы. Статья 1647 – это «кража со взломом». Судя по достаточно мягкому наказанию, молодой человек впервые привлекался по ней к уголовной ответственности.

« За причинение..  с умыслом тяжких.. побоев или иных истязаний или мучений» другой работник фабрики, девятнадцатилетний Некладный Максим Гаврилов, житель посада Клинцы, отправился на каторжные работы сроком на 2 года и 8 месяцев. Приговор привели в исполнение 17 января 1890 года.

Русская тюрьма конец 19 века. Рисунок В.Г. Короленко. Источник яндекс

Некоторые уроженцы Клинцов по разным причинам искали лучшей жизни в других городах, таким образом участвуя в миграционных процессах трудовой силы. Кому-то на чужбине везло больше, чем на малой родине, а кто-то, отчаявшись, пускался во все тяжкие. 

Уманский суд в 1890 году приговорил по статье 1630 Уложения за разбой клинцовского мещанина, Морщакова Григория Васильева, к девяти годам каторги с лишением всех прав состояния.

Шестнадцатилетняя кухарка, мещанка посада Клинцы Суражского уезда, Щедрина Елена Ивановна, была осуждена в Киеве по 169 статье Устава о наказаниях за кражу предмета «ценою свыше трёхсот рублей». За такой проступок девушка отправилась в тюрьму на полтора месяца. Даже столь юный возраст обвиняемой не разжалобил судей.

Куда красочнее описывала леденящие душу криминальные истории пресса времен царской России.

Зверское убийство.

Статья под таким заголовком вышла в одном из номеров газеты «Черниговское слово» в 1915 году. Подробности этого жуткого преступления мы решили опубликовать полностью, как всегда  в таких случаях сохранив авторскую орфографию.

Из газеты “Черниговское слово”, 1915 год

«В ночь на 17 сего октября в х. Туренёв, Рожновской волости, Суражского уезда, в 3-х верстах от с. Тулуковщины, зверски убита во дворе своей усадьбы, казачка Пелагея Петрова Литвякова, 26 лет. Убийцы, как видно, вначале хотели проникнуть в избу через окно и с этой целью выдрали оконную раму, но Литвякова, пытаясь удрать, в одной рубахе выскочила из избы во двор, где и была настигнута убийцами. Рука и грудь убитой изранены каким-то колющим оружием, а лицо разможжено двух-аршинным колом, который и лежал на трупе убитой. Удар колом был нанесён с такой силой, что нижняя часть лба, нос и верхняя челюсть положительно вдавлены во внутрь головы, почему лицо представляет бесформенную массу. Убийство совершено с целью грабежа, так как в избе всё было перерыто, сундуки взломаны, платье разбросано. В поисках денег грабители даже не пощадили иконы, разломав ее на части. На полу избы найдена трех-рублёвая бумажка, видимо обронённая грабителями впопыхах, а от избы по направлению к клинцовскому лесу, повыпавшему ночью снегу, видны были два следа: один большой и широкий, а другой меньше и уже. В лесу, где снегу было меньше, следы затерялись. Из объяснений лиц,  знавших убитую, можно предполагать, что у нея было не менее 100 рублей денег, так как покойная , занималась хозяйством, получала ещё и пособие от казны, как жена призванного по мобилизации. После убитой осталось двое детей: мальчик 7 лет и девочка 5 лет. Дети случайно находились в другой деревне у своей бабушки и их не постигла горькая участь матери. В совершении этого зверскаго убийства подозревается родственница убитой А.Л-ва и ея сожитель С.С-в.»

Кощунства.

В февральском номере столичной газеты «Русское слово» за 1909 год была опубликована короткая заметка следующего содержания:

«В посаде Клинцах ограблена церковь. Похищено много денег. Преступниками оставлены следы кощунственного осквернения храма. По подозрению, между прочим, арестован бывший псаломщик».

Святое место, к сожалению, нередко становилось местом преступления в ту пору. Ещё одно ограбление церкви, но уже в городе Новозыбкове, совершил житель деревни Дурни.

«В ночь на 11-е сентября в г. Новозыбков из Св. Никольской единоверческой церкви совершена кража денег. Дознанием установлено, что воры, проникнув через церковную ограду, заперли колышком наружную дверь каплицы, в которой спал ночной церковный сторож, после чего один из злоумышленников с револьвером в руках остался на стороже около этой каплицы, а другой взломал на церковных дверях два висящих замка, вошёл в церковь, где взломал свечной ящик и похитил бывшие в нём 5-6 рублей денег..

Принятыми мерами розыска злоумышленников задержаны: известный вор-рецидивист Фрол Щербаков.. и неизвестный молодой человек, назвавшийся мещанином деревни Дурни Захарием Ивановым Пикиным, у которых при обыске найдено: револьвер системы «Бульдог», маска, борода с усами, два золотых кольца, две квитанции Киевского ломбарда о закладе золотых колец с бриллиантами, костюма и пальта, а также паспорт на имя мещанина посада Клинцов, Суражского уезда, Терентия Ермолаева Лапикова» (Черниговское слово, 1915 г.).

Образцовая тюрьма в начале 20 века. Источник яндекс

Высшая мера наказания.

К высшей мере наказания, по сообщению «Клинцовской газеты», был приговорён крестьянин с. Голубовки, Архип Макаров Быконя, за… покушение на мошенничество.

«18 июля 1915 г. у г. Мирового судьи 3 уч. Суражского судебно-мирового округа слушалось дело по обвинению кр. (крестьянина) с. Голубовки Архипа Макарова Быкони по 173 ст. Уст. о нак. (мошенничество). Обвиняемый 11 апреля 1914 г. привёз на сенной базар пос. Клинцов воз сена для продажи, который оказался смоченным в середине водой для придания сену веса и цвета (зелёнаго). Сено запродано было мещанину пос. Клинцов Андрею Ив. Кулакову. При обнаружении вышеозначенных качеств сена он от покупки отказался и заявил полиции.

Г. мировой судья… приговорил Архипа Макарова Быконю к высшей мере наказания – к трём месяцам тюрьмы на основании ст. ст. 176 и 172 Уст. о нак.». Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (1864г.) , согласно которому был вынесен приговор незадачливому мошеннику – это, по сути, прообраз современного Административного кодекса. А понятие «высшая мера» − это максимальное наказание, предусмотренное по определённой статье этого Устава.

Тюремный надзиратель. Начало 20 века. Источник яндекс

 Бутлегеры.

В 1914 году самодержец всероссийский Николай II подписал указ, запрещающий производство и продажу всех видов алкогольной продукции. Введение «сухого закона» подстегнуло теневой рынок алкоголя. Несмотря на то, что по официальным данным потребление водки, вина и пива значительно сократилось, количество преступлений, связанных с незаконным оборотом спиртных напитков, резко возросло.

«На днях чинами полиции Суражского уезда, в с. Голубовке, у местных жителей Егора Халезова и Герасима Заруба обнаружено тайное винокурение. В качестве приспособлений к этому Халезов и Заруба имели бочонки, служившие, повидимому, заторными чанами, один бочонок имел железную загнутую наружу трубу, а другой – следы кислаго теста, две бутылки с жидкостью серо-желтоватого цвета с запахом спирта и ушат с бражкой около ведра, обнаруженное вместе дознанием, передано судебным властям – для привлечения виновных к установленной ответственности».

Образцовая тюрьма. Женское отделение. Начало 20 века. Источник яндекс

Такого рода статьи одна за другой появлялись на страницах «Черниговского слова». Спрос на самогон был так велик, что местные бутлегеры не справлялись с производством зелья. Временами самодельную водку приходилось завозить из соседнего уезда. Вот что в 1915 году сообщал из Стародуба корреспондент губернской газеты:

«На самой укромной захолустной улице, «милостивой», несколько времени назад полицией обнаружен оборудованный подземный завод, где открыто около 8 чанов по 7 ведер выкуренной водки («пейсаховки» – из сахара).

По добытым сведениям, можно предполагать,   что водка эта в нашей местности не сбывалась, а отправлялась вёрст за 50 в фабричный пункт Суражского уезда, Клинцы».

Уж замуж невтерпёж.

Острое желание выйти замуж сыграло злую шутку с одной клинцовской барышней. Форсировать событие она решила с помощью пузырька с серной кислотой.  Эту историю сразу подхватила «Клинцовская газета».

«21-го сентября вдова Н.Н. Беляева явилась на квартиру к студенту Дм. Сем. Дем – кому с серной кислотой в небольшой бутылочке с целью запугать его и принудить жениться на ней.  Однако присутствующие при этом М. Куз. Плешкова с сестрой Дем – каго во время заметили манёвр Беляевой, поколотили её палкой, а затем отняли бутылочку с кислотой, которой во время борьбы облили вдове ноги и руки.

Происшествие имело место в доме Качановскаго по Петропавловской улице».

 И это отнюдь не полный перечень преступлений, так или иначе связанных с нашим краем. Были, конечно, и другие истории с погонями, стрельбой, «сокровищами» и, само собой, со своим Шерлоком Холмсом. Всё как в настоящих детективах. Но об этом мы обязательно расскажем подробнее в следующих публикациях.

© Павел Чирков

error: Content is protected !!