Для связи с проектом

24 июля, 2024

«Люди знающие». Немного о колдовстве и народной медицине в Клинцах

«Когда придёт праздник во святую ту ночь, чуть ли не весь город зашумит, и в сёлах возбесятся…  В тот же святой день Рождества великого Иоанна Предтечи выходят волхвы-мужи и жёны-чародейки на луга и болота, в степи и дубравы, ища смертной травы и отравного приворотного зелья, на пагубу людям и скоту…».

Таким видел  праздник Ивана Купалы в 16 веке игумен Спасо-Елизарова монастыря Памфил.

С одной стороны, это почитаемое всеми христианами Рождество Иоанна Крестителя (Купателя – Купалы), с другой – языческое торжество со всеми вытекающими обрядами. Люди верили, что эта дата притягивала к себе ведьм, колдунов и знахарей. О них и поговорим.

В 1962 году  редакция клинцовского Труда получила письмо от пенсионерки Гольевой.

«В книгах и газетах пишут, что в жизни не было и нет ни ведьм, ни колдунов. Но ведь от многих людей можно слышать рассказы о том, что они своими глазами видели и колдунов и ведьм. Прошу редакцию разъяснить, как относится ко всему этому».

Письмо клинцовской пенсионерки Гольевой. Газета “Труд”, 1962 год

Газета в своём ответе обозначила всевозможных чародеев как «нечестных людей», пользующихся «легковерием невежественных и наивных». Общая оценка  – «плохо – и точка».

Однобокий подход к этой теме в период безжалостной борьбы с предрассудками чуть было не уничтожил целый пласт нашей культуры, берущий начало из далёкого прошлого.

С древнейших времён человечество склонно было относить всё необъяснимое к колдовству. Практика оккультизма являлась нормой. Всё изменилось с приходом христианства. Любые формы колдовства, в том числе и знахарство, церковь категорически запрещала, не делая исключений и различий между добрыми чародеями и злыми.

Знахарка за работой. Изображение из открытых источников

«Пусть будем мы больны, лучше остаться больным, чем для освобождения от болезни впасть в нечестие, прибегая к заговорам». Это слова Иоанна Златоуста о колдовстве.

Правила Св. Василия Великого отождествляют с убийцами и тех, кто знахарствует, и тех, кто пользуется услугами потусторонних сил.

С установлением Советской власти гонения перекинулись уже на само христианство. Целители всех мастей  и ведьмы в массе своей  избежали  репрессий. На уголовную статью доморощенные медики  могли рассчитывать только в том случае, когда было доказано, что по их вине пострадал человек. Один из таких судебных процессов состоялся в Клинцах 26 августа 1924 года. Потерпевшими в этом деле оказались несколько женщин. Это происшествие даже попало на страницы  “Труда”.

 Место на скамье подсудимых заняла дама почтенного возраста – Христина Шашурина по прозвищу бабка Горошиха. Арсенал её инструментов был достаточно прост: железная проволока, стеклянные трубки, гусиные перья и тому подобное. Один сеанс у такого «специалиста» стоил 20 рублей. От клиентов отбоя не было. Как признавалась сама обвиняемая, всем премудростям её обучила некая старушка.

В награду за свою деятельность бабка Горошиха получила от государства 3 года тюрьмы с поражением в правах на 5 лет.

Подобные случаи единичны в истории нашего города. В целом знахарей старались не трогать. Ходили слухи, что за помощью к альтернативным « врачам» обращались не только малограмотные крестьяне, но и кое-кто из образованного руководства. Возможно, по этим причинам народное целительство не исчезло в советский период и в разных формах дожило до наших дней.

Процедура знахарства. Изображение из открытых источников

Большинство эпизодов знахарства и колдовства связано с сельской местностью. Свои мистические «герои» имелись в любом селе и почти в каждой деревне, что ещё раз подтверждает многовековые традиции, сложившиеся на этой территории ещё до образования старообрядческих слобод (Клинцы, Ардонь).

Наследники «первобытной магии» жили бок о бок со своими соплеменниками. Их быт ничем особо не отличался от быта обычных крестьян. Между собой местные чаще предпочитали называть этих людей «бабка», «дед», избегая  терминов  «шептуха», «знахарь», «травница».  Даже словом «ведьма» не злоупотребляли попусту.

Могущество отдельных  адептов чародейства касалось только добрых дел, кто-то «знал хорошее и плохое», но вдобавок к ним существовали тёмные личности, которые сознательно приносили больше вреда, чем пользы. Народ верил, что такие «спецы» могли вылечить человека и домашних животных, снять проклятие, облегчить роды, вызвать дождь, навести порчу, отпугнуть хищников, разобраться в амурных проблемах, изжить со свету, выпутаться из трудного положения, определить тайных врагов и многое другое.

Знахарь читает заговор. Изображение из открытых источников

Рассказы о людях, наделённых сверхъестественными способностями и тайными знаниями, нам посчастливилось слышать от уроженцев города Клинцы и Клинцовского района. Причём это не свежеиспечённые байки о новых «кашпировских» и «чумаках», а истории, проверенные временем. В процессе изучения темы выяснилось, что часть легенд, как две капли воды, похожи на то, о чём писали историки и этнографы XIX и XX столетий.

После Великой Отечественной войны в д. Балдовка, по рассказу Марии Ивановны  Грибановой (1942 г.р.), знахарством занималось несколько человек.  К ним обращались в первую очередь, так как в соседнее село к фельдшеру, а тем более в город идти было далеко.

Дом, в котором в 40-е – 50-е годы жила знахарка. Фото автора

Хорошим знатоком своего дела считалась родственница Марии Ивановны. Она исцеляла травами и заговорами.  К примеру, её метод лечения нарыва на пальце заключалась в следующем.

Больной палец окунался в миску с водой. Затем начиналось  «нашёптывание». Спустя некоторое время из раны выходил тонкий «волос», который подразумевался причиной гнойника.

Очень похожая процедура «гнать волос» описана в книге известного медика и этнографа Гавриила Ивановича Попова (1856 – 1909) «Русская народно-бытовая медицина. 1903г.».

«…в горшок или кадку на дно кладут песку, наливают тёплой воды, после чего знахарь «наговаривает». Больной опускает руку или ногу в воду и накрывается одеждой».

“Русско-народная медицина”. Автор Г.И. Попов

Попов приводит текст заговора от «волоса», записанный в соседней Орловской губернии:

«Выходите, волоса, на девятью девять колоса, мужчинские, девичьи, молодичьи, собачьи, кошачьи, коровьи, лошадиные, свиные, медвединые, волчьи, лисичьи, заячьи, овечьи и других зверей невидимых, но имеющих волоса – серые, чёрные, белые, рыжие, русые, длинные, короткие из раба Божия (имя), крещённого, порождённого, по сей час, по сею минуту, от худого глазу, от лихого глазу, от подшуту и от нечистого духу. Аминь».

В этой же деревне практиковала знахарское  ремесло бабка Филипиха. К ней шли за целебными  травами и звали на помощь  при родах.

Заброшенный дом травницы в Клинцовском районе

Ещё одна женщина занималась «приворотами» и «отворотами», используя для этого специально приготовленный самогон. Иногда  зелье срабатывало не так, как хотелось  заказчику.  Как ни странно,  подмоченная репутация «колдуньи»  не давала повода усомниться в её способностях.

Здесь же из поколения в поколение перекочевала  байка про разоблачение ведьмы.

Затопили как-то в одной семье баню и пригласили родственников. К вечеру  все помылись и стали расходиться по домам. Один из гостей забыл в бане рубаху, поэтому  решил вернуться за ней. Когда он открыл дверь, то на него из темноты набросилась большая чёрная кошка. От бешенного животного пришлось отбиваться поленом.

По необычному размеру кошки и агрессивному поведению сделали вывод, что это ведьма-оборотень. Утром её опознали в женщине, у которой рука была перевязана тряпкой.

Аналогичные былички фиксировались этнографами почти во всем Полесье  (Народная демонология Полесья: Публикации текстов в записях 80 – 90-х годов ХХ века. 2010. Т. 1,  Л.Н. Виноградова, Е.Е. Левкиевская).

Л. Широковская  поделилась вариацией этого сюжета, услышанной в селе Великая Топаль.

Поздно вечером на улице ведьма запрыгнула мужику  на спину. Тот не растерялся  – полоснул её ножом по кистям рук и скинул с себя.

Колдуньей оказалась жительница села, которую на следующий день обнаружили без пальцев.

Ведьма. Дореволюционная открытка. Фото из открытых источников

Очередную великотопальскую «служительницу тьмы» звали баба Саша. Говорят, видели, как она каталась кубарем по улицам, подливала воду  к домам своих жертв. Зловредная старуха наводила порчу на людей и крестьянский скот – сурочила.  «Сурочить» – производное от слова «урок» («урочье»). А оно, в свою очередь, появилось от  старшей формы – «ректи», то есть «говорить». Поэтому вполне допустимо отождествлять понятие «сурочить» с «магией слова», к которой мы ещё вернёмся.

Строила козни односельчанам бабка из села Ущерпье. Старшие рассказывали детям, как она летала на метле, колдовала вокруг столба, что-то сыпала на перекрёстках дорог. Проходя мимо её хаты, старались не приближаться к ней.

 Работавших на своей усадьбе в церковные праздники  могли заподозрить в связях с «тёмными силами», а соответственно в колдовстве.  Похожий случай известен в селе Киваи.

Особую категорию «знающих» представляют те, кто действовал в связке «и с чёртом, и с Богом». Они одинаково хорошо справлялись как с исцелением, так  и с отправкой на «тот свет». Именно такой характеристикой наделили бабу Нину из Великой Топали. К ней смело шли лечиться  от болезней, тем не менее,  родители строго-настрого запрещали своим чадам брать что-либо из её рук.

Из-за того, что, как полагали местные, «много знала и накопила много грехов», умирала она в муках. Чтобы облегчить участь знахарки, потребовалось прорубать дыру в потолке её дома.

Целительницу  Настеньку  в  Смотровой Буде некоторые боялись до мурашек. Внезапную гибель молодого человека, случайно обидевшего колдунью, напрямую связывали с её проклятьем. Однако народ тянулся к ней в надежде  избавиться от всякой  хворобы. Магические заговоры в сочетании с чудодейственными растениями казались куда привлекательнее, чем визит к специалисту-медику.

Расплачиваться за колдовское мастерство Настеньке пришлось страданиями на смертном одре. Сжалившись над ней, хотели выламывать потолочные доски в её скромной избушке. Пока искали смельчака, кто бы это сделал, бабка успела передать свои тайны другому человеку и спокойно отошла в мир иной.

Сказания о трудной смерти ведьмы признаны одними из наиболее популярных восточнославянских поверий о колдовстве.

«При затянувшихся смертных муках колдуна, по рассказам полешуков (жителей Полесья), использовались те же самые приёмы, облегчающие агонию, что и при трудной смерти ведьмы: родственники выбивали доску в потолке, либо просверливали дыру, либо даже частично разбирали крышу… Самым надёжным способом предотвратить мучительную смерть  была «передача чертей» кому-нибудь из родственников. Колдун старается перед смертью передать кому-либо своё знание» (Народная демонология Полесья).

Колдун. Дореволюционная открытка. Фото из открытых источников

Дар «творить чудеса» способен переходить по наследству.  По роду, согласно слухам, передавались знахарские секреты у деда Кожемяки из с. Ущерпье.

Центральное место в колдовской науке отведено вышеупомянутой «магии слова». Волшебные снадобья в большинстве своём имели силу в том случае, если над ними произнесены «правильный» текст. Порой заговор служил самостоятельной частью колдовства. Чтобы свершилось чудо, достаточно было прочитать вслух нужные слова.

Заговор на гребень. Фото из открытых источников

Молитвы на все случаи жизни хранил в своей памяти «знающий человек» из деревни Кабановка. По воспоминаниям его потомков, заговор однажды уберёг мужчину  от диких зверей в лесу.

Но даже правильное заклинание давало осечку, если не  соблюдалась манера его воспроизведения. Об этой обязательной детали нам сообщила уроженка села Лыщичи  Наталья Григорьевна Фёдорова (1944г.р.). Заговор должен произноситься полушёпотом, зевая, имитируя усталость. То же самое отмечали исследователи в XIX – нач.ХХ века.

«Впечатление однообразия и чувство утомлённости, которые испытывают при его (заговора) чтении, и есть необходимые элементы действия… всех заговоров вообще» (Г.И. Попов, Русская народно-бытовая медицина. 1903).

Неискушённым в премудростях волшебства, наверное, будет интересно познакомиться с чародейскими текстами. Ниже приведём несколько самых простых примеров.

«Заговор от лихого глаза:

Умываю я (имя) от дурного часу, от благого глазу, от чёрного глазу, от жёлтого глазу, от серого глазу, от синяго глазу, от отрадостного, от ненавистного глазу, от мужского, женского переговору, от денного, полуденного, от частного, получастного, от ходячего, от могучего, от летучего и от посланника.

Не я умываю, умывает Мать Пресвятая Богородица своею белою ручкою».

«Заговор от зубной боли:

Месяц, месяц, где ты был? – На том свете. – Что ты видел? – Мертвецов. – Что они делают? – Лежат. – У них зубы болят? – Нет. – Ну, чтобы и у рабы Божьей (имя) не болели. Аминь».

Запрос на услуги сверхъестественной помощи был и остаётся в нашем обществе очень высоким. Принцип «хуже не будет, авось поможет» никто не отменял. Ни прогрессивная медицина, ни высокий уровень просвещения не останавливают поток желающих получить свою порцию спасительного «чуда». Мы же относимся к этому явлению, как к неразрывной части нашей истории, какой бы парадоксальной  она ни была.

© Павел Чирков

.

error: Content is protected !!