Для связи с проектом

29 мая, 2024

Основоположник военно-полевой ветеринарии России клинчанин С.С.Евсеенко

В своих статьях «Хроноскоп» не раз рассказывал о выдающихся уроженцах Клинцов, но герой сегодняшней статьи в этом ряду стоит особо. Дело в том, что наш земляк Сергей Степанович Евсеенко не только сделал выдающуюся карьеру и достиг высоких званий и регалий. Гораздо важнее то, что он стал основоположником всей российской полевой военно-ветеринарной хирургии, одним из основателей ветеринарного бактериологического анализа – санитарии городских поселений и промышленной санитарии. С.С.Евсеенко стал одним из первых экологов в России.

Сергей Степанович Евсеенко. Уроженец Клинцов. Фото из архива “Хроноскопа”

В истории царской России известно не так много случаев, когда представители низших сословий дослуживались до высших чинов в «Табели о рангах» – официальной иерархии страны до революции. Тем ценнее для клинчан тот факт, что наш земляк сумел сделать выдающуюся карьеру, начав с самых низов. Потомок крепостного крестьянина, к концу своей службы Сергей Степанович достиг чина тайного советника (это 3-й класс «Табели о рангах» из 14-ти), что соответствовало генеральскому званию в армии и давало право на потомственное дворянство. Не менее удивителен факт, что человек такого статуса после выхода в отставку вернулся в свой родной город – Клинцы.

Лица, удостоенные чина тайного советника, занимали высшие государственные должности, например министр или товарищ (заместитель) министра, руководитель крупного департамента, сенатор, академики Императорской Академии наук; изредка в 3-м классе были и некоторые губернаторы, долго управляющие вверенной губернией.

Тайными советниками были ректор Московского университета, историки С.М.Соловьёв и В.О.Ключевский, профессор Московской духовной академии, писатели Н.И.Субботин и В.А.Сологуб.  По состоянию на 1903 год в Российской Империи было всего 553 тайных советника.

Как известно, талантливый человек – талантлив во всем. Наследие С.С.Евсеенко составляют около 400 опубликованных работ, из которых 200 посвящены научным и практическим вопросам ветеринарии, а остальные – популяризации науки, обзоры, рецензии на книги и статьи по ветеринарии и родственным наукам, по вопросам культуры и искусства. Евсеенко успешно занимался художественной литературой; его пьесы ставились на сцене. Всесторонне развитый клинчанин был действительным членом Общества русских драматических писателей и оперных композиторов.

В своих путевых заметках о поездке, совершенной С.С.Евсеенко в 1899 году, он очень ярко и контрастно описал посад Клинцы времен рубежа XIX и XX столетий, что является для нас настоящим подарком. В этой статье мы опубликуем выдержки его впечатлений о Клинцах, но давайте обо всем по порядку.

Сергей Степанович Евсеенко родился 6 (19) октября 1850 года в посаде Клинцы Суражского уезда Черниговской губернии. Родители его были крепостными крестьянами князя Голицына, позже его отец перебрался в Клинцы и работал на суконной фабрике. Начальное образование мальчик получил в церковноприходской школе, затем поступил в Черниговскую гимназию.

Черниговская мужская гимназия. Фото из открытых источников

60-е годы XIX столетия ознаменовались подъемом общественной жизни. Идеи народовольческого движения взволновали молодежь. Повсеместно возникали кружки самообразования, создавались библиотеки с подбором книг о народовольцах. Гимназисты посещали „крамольные кружки”, где знакомились с идеями революционных демократов, читали запрещенную литературу. Юный Евсеенко не только разделял интересы своих товарищей, но был вожаком прогрессивно мыслящей молодежи. Гимназическое начальство, узнав о его „дурном влиянии” на товарищей, исключило его из гимназии, не дав окончить последний курс. Без средств и связей бывший гимназист отправился в Петербург. Внимание молодого человека привлекло объявление о том, что на Выборгской стороне принимают юношей на ветеринарное отделение медико-хирургической академии. Справки о принадлежности родителей к податным сословиям и о полном курсе гимназии не требовали. Молодой человек сразу решил поступать в МХА, и в 1871 году он был принят военным стипендиатом на 1 ветеринарное отделение этой академии. 12(24) декабря 1875 года Евсеенко блестяще окончил ветеринарное отделение и был определен в военное ведомство на должность ветврача артиллерийской батареи. С этой скромной должности и началась его практическая ветеринарная деятельность.

Военно-медицинская академия. Санкт-Петербург. До этого Медико-хирургическая академия, куда поступил С.С. Евсеенко. Фото из открытых источников

В регулярной армии юный батарейный ветеринарный врач столкнулся с жутким невежеством. Так, по приказу генерала Сухтеллена сибирскую язву лечили табаком, сулемой и нашатырем, а в качестве профилактической меры через каждый час производили холостые выстрелы.

С первых дней службы молодой врач стремился быть полезным. Он пытался организовать лечебную и профилактическую работу на научной основе. Но приниженное положение ветеринарного лекаря в войсках и грубое вмешательство строевой администрации в специальные вопросы сильно тормозили работу. Вспоминая об этом, Евсеенко писал, что „каждый офицер, тем паче генерал считал себя заправским специалистом ветеринарного дела и занимался им во всю ширь своего желудочного убеждения”.

В качестве ветеринарного врача 20-й конно-артиллерийской батареи 13-й кавалерийской дивизии С. С. Евсеенко с первых и до последних дней участвовал в русско-турецкой войне 1877 – 1878 годов. Военные действия приковали к себе внимание строевой администрации, и ветеринарный врач, наконец, получил возможность работать по-настоящему.

Русско-турецкая война 1877-1878гг. Фото из открытых источников

Идеи и практические успехи великого Н. И. Пирогова Евсеенко использовал в своей работе при оказании помощи раненым войсковым животным. Он одним из первых организовал лазареты для раненых и больных лошадей, которых раньше просто пристреливали. Молодой ветврач глубоко и всесторонне изучил особенности травматизма животных в боевых условиях и предложил аналогичную „пироговской” систему этапного лечения животных, которая успешно применялась во всех последующих войнах. С.С. Евсеенко стал первым специалистом военно-полевой ветеринарной хирургии в России. Позже его разработки были обобщены в учебнике «Курс полевой военно-ветеринарной хирургии», который стал настольной книгой российской ветврачей.

Однако прогрессивная деятельность ученого вызывала недовольство представителей власти и чиновников военного министерства, она квалифицировалась как не соответствующая духу военной дисциплины. Что явилось причиной перевода С.С.Евсеенко из Москвы в Тверь, а затем в Варшаву, что, однако, не укротило активную натуру ученого.

Русско-Турецкая война. “Красный крест”. Фото из открытых источников

Сергей Степанович был блестящим организатором, выдающимся исследователем, прогрессивным общественным деятелем, широко развитым и одаренным человеком. Разработанная им система ветеринарного обеспечения полевой армии действовала и в Великую Отечественную войну. Очень значителен вклад С.С. Евсеенко в становление иммунологии животных. По существу, российская научная ветеринарная медицина родилась в борьбе Евсеенко против эпидемий чумы крупного рогатого скота. Нашим земляком впервые выполнены важные работы по санитарно-ветеринарному анализу продуктов животноводства.

Медаль за ликвидацию чумы крупного рогатого скота. Фото из открытых источников

Организация земской ветеринарной службы и научных обществ, подготовка и проведение всероссийских съездов ветеринарных врачей, реформы в управлении гражданской и военной ветеринарных служб, забота об улучшении быта, морального климата и материального положения ветспециалистов, попытка создания первого профсоюза ветеринарных работников – вот основные вопросы, решением которых занимался Евсеенко. Сергей Степанович никогда не навязывал своих взглядов, а терпеливо объяснял, доказывал. Это был честный человек с обостренным чувством справедливости и патриотизма. Он многое сделал для пропаганды исторического опыта русской и зарубежной ветеринарной медицины, а работы ученого по проблемам животноводства помогли России сохранить свое национальное богатство – ценные отечественные породы лошадей и крупного рогатого скота.

Правление Варшавского ветеринарного общества. Евсеенко вторй слева в первом ряду. Фото из открытых источников

Евсеенко исследователя отличали широта постановки вопроса, комплексность подхода, увязка с соседними отраслями, учет социальной значимости решений и историзм мышления. Он создал Московское и Варшавское общества ветеринарных врачей и руководил их деятельностью. Такие общества были дореволюционным вариантом профсоюза для работников умственного труда. Как активный профсоюзный лидер Евсеенко был известен всей стране.

Широкая популярность ученого вызывала недовольство в высших кругах военного министерства. В Варшаве, как и ранее в Москве, ему неоднократно приходилось испытывать „ту тяжелую узду, которую пытались не раз накладывать разного рода специальные администраторы”. Неожиданно, в конце 1912 года С.С.Евсеенко в чине тайного советника был уволен из армии. Отставка и увольнение из армии были возмездием учено­му за критику и активную гражданскую позицию. Но не мундир и должность определяют жизненное кредо человека. Основоположник отечественной ветеринарной медицины С.С.Евсеенко сделал выбор осознанный и однозначный – служение народу и Отечеству, ему он был верен всегда.

После выхода в отставку в начале 1913 года Сергей Степанович покинул Варшаву и вернулся на родину – в Клинцы.

Книга С.С. Евсеенко “Под ясным небом Малороссии”

Как мы уже выше рассказывали, перу С.С.Евсеенко принадлежит ряд художественных произведений. Самое значительное и важное для нас называется „Под ясным небом Малороссии. Путевые заметки и наблюдения“. Летом 1899 года Сергей Степанович совершил путешествие по Черниговской, Полтавской и Харьковской губерниям. Учитывая, что он родился в Клинцах, совсем неудивительно, что его книга открывается путевыми наблюдениями о «Манчестере Черниговской губернии». Мы опубликуем два отрывка из его книги, которым мы условно дали свои подзаголовки

Отрывок 1. «Клинцы – город контрастов»

«По некоторым соображениям и согласно ранее начертанной путевой программе-маршруту, я прежде всего направился в посад Клинцы (Черниговской губ.), который, как это известно, давно уже славится своими многочисленными чулочными, суконными и парусинными фабриками, а также кожевенными и другими заводами.

Весь он окружен, как кольцом, прекрасным строевым сосновым лесом, вследствие чего, подъезжая по железной дороге, посад совершенно невидим и только густые облака дыма, поднимающиеся над лесом, говорят о близости этого русского Манчестера.

Неприглядная внешность, копоть и загрязнете воздуха от вечного дыма, свистки—то протяжные, то прерывистые, призывные вопли звонков и какой-то особенный стон, стоящий в воздухе, свидетельствуют, что вы прибыли в крупный фабричный центр, со всеми его особенностями, нравами, обычаями и верованиями.

Этот крупный, затерянный в лесах, фабричный уголок с значительным пришлым населением, имеющий несколько, известных на всю Россию, фабричных фирм (Сапожкова, Барышникова, Гусева, Машковского, Баксанта и др.), в санитарном отношении далеко отступает от других подобных промышленных центров нашего отечества, ибо не удовлетворяет самым слабым требованиям современной гигиены. Здесь электричество отлично уживается с непроглядной темнотой неосвещенных улиц, невылазная грязь и уличный мусор – с роскошными экипажами и тысячными рысаками, новейшие машинные усовершенствования – с массовой безграмотностью фабричных рабочих и их заправил и т.д. и т.д.; дополняющим фоном всей этой картины служит протекающая здесь речёнка (Туросна), которая до такой степени загрязнена разного рода фабричными отбросами и нечистотами, что в летнее время нет возможности пройти по ее мосту без тошноты и головокружения.

Исследование воды реки Туросны выше посада Клинцов показало, что в одном кубич. сант. ее насчитывается в среднем 216 микроорганизмов, а ниже, вблизи фабрик Гусевых и Сапожниковых, число их в среднем достигает уже до 16,200; при этом вода имеет отвратительный вкус и запах, цвет ее представляется синевато-бурым, поверхность реки и самое ее дно состоит из разного рода красящих веществ и органических отбросов, имеющих синевато – бурый цвет и состоящих из шерсти и жира, каковые попадают в реку при промывании кож, расположенных на самой реке кожевенных заводов. Затем это число микробов в воде, по мере удаления вниз от Клинцов, начинает убывать в таком порядке: в 7 верстах от посада — 11680, в 10 верстах — 9200, в 15 верстах —6780, в 18 верстах—2260. Таким образом, на протяжении только 18 верст, под влиянием солнечного света, текущая вода этой реки (Туросны) освободилась, по меньшей мере, от 7/8 всего количества содержавшихся в ней микробов. Насколько вредна вода этой реки, видно уже из того, что рыба в ней гибнет целыми массами, а скот, например, с.Тулуковщины (7 верст по течению ниже Клинцов) болеет разного рода желудочно-кишечными расстройствами и часто падает; этим же, мне думается, хотя отчасти, можно объяснить и те неукротимые падежи в этой местности свиней, лошадей, рогатого скота и даже домашней птицы, которые ежегодно наблюдаются здесь, нанося громадный ущерб и без того небогатому сельскому хозяйству».

Согласитесь, весьма неожиданно читать эти строки. Возможно, мы могли ожидать от автора ностальгию по городу своего детства, радость и умиление. Но ничего подобного нет. Автор очень суров, но он имеет на это право и как клинчанин, родившийся здесь, и как состоявшийся ученый-эколог. В бурном развитии Клинцов конца XIX века он видит все недостатки капитализма – расслоение общества, и как следствие, резкие контрасты между богатством и бедностью, научным прогрессом и отсталостью, невежеством. Особенно чувствуется, что эти строки написал врач, который понимает все пагубные для человеческого здоровья последствия бурного фабричного развития посада и наплевательское отношение к экологии. При всем своем демократизме и уважении к чужому мнению Евсеенко становился непримиримым, когда дело касалось корпоративных интересов ветспециалистов и научных истин. В этих строках мы видим вовсе не умиление «Манчестером Черниговской губернии», а скорее тревогу за окружающую среду и здоровье людей.

Отрывок 2.  «Клинцовский лес»

«Неисчерпаемое богатство и прелесть Клинцов —это его дремучий, стройный сосновый лес, со всех сторон окружающий посад и имеющий огромное оздоравливающе значение; без него Клинцы были бы невыносимою зловонной клоакой; занимая пространство более 1000 десятин, он умеряет своим смолистым ароматом посадские зловония, очищает воздух и доставляет здоровое отдохновение в тени нескольким тысячам фабричных тружеников. Надо испытать, чтобы понять то удовольствие, то наслаждение, какое получает человек, попав в июне месяце в этот лес, с его тишиной, тенью и ласкающим ароматом. Статные сосны где-то высоко шепчутся над вами; длинные, колючие ветки едва шевелятся; дятел неустанно совершает свою работу, резко отчеканивая каждый удар своего крепкого клюва. Неизъяснимое спокойствие западает в душу, проникая во все части человеческого существа, а кругом так дремотно, тихо и веет ароматом! Но вот набежал ветерок, зашумели верхушки стройных сосен, словно морские волны; сквозь стройно идущие прогалины между дерев виднеются кусты вечно зеленого папоротника; тут же ютится земляника и отдельно стоят грибы (мухоморы) под своими красивыми, но зловредными шляпками. Белка вдруг соскочит с дерева, собака с звонким лаем понесется за ней…

Клинцовский лес в начале XX века. Фото из архива “Хроноскопа”

Дышится так легко, всею грудью, и сердце — то вдруг задрожит и забьется, то замрет в воспоминаниях. Вся прошлая жизнь развертывается в думах легко и быстро, как давно прочитанная книга; и ничто кругом не мешает — ни июньское солнце, ни ветер, ни говор людской…

В летнее время почти все окрестные деревни (Почетуха, Стодол, Скачек, Дурни и т.д.) наполняются проезжими грудными больными, чающими найти исцеление в этом чудном лесном раю, и многие из них, действительно, получают значительное облегчение и даже исцеление от своего недуга. И вот это-то богатство, этот естественный дар природы—лес, клинцовские заправилы решили срубить!?…

Дорога в посад Клинцы от вокзала. Начало XX века. Фото из архива “Хроноскопа”

Справедливость требует, однако же, отметить, что против такого решения клинцовской Думы протестовало более благоразумное и дальновидное меньшинство гласных, для которых общественное благо выше всяких личных соображений; тем более, что этот лес составляет дар князя П.Голицина клинцовскому обществу, так как отдан за бесценок лет 40 тому назад.

Санитарное значение Клинцов с его лесом, как климатической станции, стояло бы еще гораздо выше, если бы не фабричный дым, загрязняющий окружающий воздух и в зимнее время делающий пребывание здесь для непривычного человека почти невыносимым».

Клинцовский парковый лес

А в этом отрывке – прямо противоположное настроение. Он всей душой любит клинцовский лес, в здесь мы видим яркие воспоминания о его детстве и юности, о лесе, как о месте дарящим радость, успокоение и лечение. Перед нами человек, любящий всем сердцем природу своей малой родины.

Эти путевые заметки с о Клинцах, написанные современником – настоящее сокровище для нас. Вообще, авторов произведений с художественным описанием жизни посада Клинцы XIX века, за исключением технических отчетов и статистических справок, можно пересчитать по пальцам одной руки (протоирей Т.А.Верховский, механик А.Гутман, писатели И.С.Аксаков и И.И.Ясинский). В этот ряд мы смело можем добавить пусть небольшие по содержанию, но колоритные и точные наблюдения и мысли С.С.Евсеенко.

Жизнь С.С. Евсеенко тесно переплетается с историей собора Петра и Павла в Клинцах. Сам он был крещен в этом храме, сюда же приходил на службу до отъезда на учебу в Чернигов. Находясь на службе в Варшаве, он собирал благотворительные средства на Школу общества пособия бедных (сейчас – клинцовская средняя школа №4), которая действовала в Клинцах на частные пожертвования.

Школа общества пособия бедным. Посад Клинцы. Начало XX века. Архив “Хроноскопа”

В 1913 году, после возвращения в Клинцы, он опять стал прихожанином Петропавловского прихода. 7 апреля (по старому стилю) 1915 года в расцвете творческих сил Сергей Степанович Евсеенко умер от рака печени.

Объявления о смерти С.С. Евсеенко в различных газетах того времени

В северо-восточной части церковного двора Петропавловского храма, располагался почетный некрополь. К сожалению, сегодня практически невозможно отыскать следы могил. Не уцелели и надгробия. Изо всех захоронений той поры как память потомкам осталась только два надгробия почетного некрополя г. Клинцы – это могилы Евсеенко.

Набгробный камень П.С.Евсеенко. Фото автора

Первая могила – старшего брата Сергея Степановича –  Петра Степановича Евсеенко, врача, на могильном камне которого высечены следующие слова «Скончавшийся 7 января 1889 года жизни полной борьбы за правду и полезной деятельности на пользу страждущего человечества Sit tibi terra levis (Пусть земля тебе будет пухом (лат.)».

Надгробный камень Евсеенко (без имени). Фото автора

На могильном камне второй могилы, расположенной рядом, указана только фамилия Евсеенко, дата смерти – 8 февраля 1891 года, «на 39 году жизни». Возможно, это младший брат С.С.Евсеенко. Разрешение на захоронение в почетном некрополе собора давал лично губернатор. Из факта захоронения родственников С.С.Евсеенко в почетном некрополе Петропавловского собора можно сделать вывод о высоком статусе и авторитете семьи Евсеенко в дореволюционных Клинцах.

К сожалению, ни могилы самого Сергея Степановича, ни могилы его жены не сохранилось. В середине 60-х годов XX века весь некрополь по решению властей был варварски уничтожен.

 © Михаил Воронков

Выражаем благодарность Лидии Дмитриевне Петровой, сотруднику Государственной библиотеки им. Ленина, за помощь в подготовке материала.

error: Content is protected !!